Zanzarah in you!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Zanzarah in you! » Творчество форумчан » Пока не наступит Тишина>>Что могло бы произойти через год...


Пока не наступит Тишина>>Что могло бы произойти через год...

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

У меня не так много фанфиков за плечами, однако за последние годы я все-таки чему-то научилась и надеюсь, что история вас заинтересует.

Описание:
Гибель Стража остановила хаос в Занзаре, вместе с тем породив и новый. Люди грубо вторгались в новый для них мир с целью получения личной выгоды, что развязало новую войну. Жителям Занзары ничего не оставалось кроме как вновь замуровать древний портал. Из героини Эми превратилась в изгнанницу. Однако как быть, если только она способна помочь Занзаре, которую наводнили неконтролируемые дикие феи, подвергшиеся пугающим мутациям?..

Глава 1: Прошу Молчания
Солнечный свет щедро покрывал золотым шелком белые отшлифованные колонны из мрамора, многие из которых лежали на земле, до конца не восстановленные. В Царстве Облаков всегда ярко светило солнце. Если раньше единственными звуками здесь были шум гуляющего ветра, пение птиц и реже смех резвящихся среди руин фей воздуха, то сейчас окружающее пространство было наполнено гулом голосов, стуком молота и камней. На некогда забытом Царстве Облаков вновь кипела жизнь. Все три Ключа Стихий были найдены, и проход в восхищающий своим великолепием поднебесный мир был вновь открыт. Восстанавливались разрушенные здания, обелиски, восточный павильон облаков и, разумеется, возводились новые, еще более сияющие и волшебные. Арена вновь ожила под возобновившимися турнирами между Повелителями Фей, куда толпами стекались эльфы, гоблины и реже гномы, желающие испытать силы своих фей, где каждый стремился доказать, что нет в Занзаре равного ему.
Особенной роскошью и великолепием славилось недавно возведенное здание общих собраний, которое также называли Дворцом. По правде говоря, оно использовалось не только для серьезных собраний – иногда здесь устраивались большие празднества, где в залитой светом из высоких витражных окон зале устраивались танцы, а на подмостках лучшие музыканты-эльфы Занзары с флейтами, лютнями и другими инструментами наигрывали веселые, живые мелодии, под которые многие испытывали желание пуститься в бесконечный пляс.
Сейчас же в Дворце вместо веселья царило напряжение, а вместо музыки слышен был лишь приглушенный шепот множества тревожных голосов. В большой зале столпился народ, желающий посмотреть на ужасное существо, неизвестно каким образом проникшее в их мирную Занзару.
На небольшом мраморном возвышении, где обычно располагалась раскрытая книга или листы пергамента (когда кому-нибудь требовалось произнести заранее записанную речь) лежало пугающего вида существо, напоминающее некую странную смесь фей. И хоть оно, казалось, было без сознания, в целях безопасности его окружили мощной магической сферой-щитом, в котором некогда был заключен Лассе в Белом Соборе. Темные кожистые крылья этого существа, в раскрытом виде лежащие на холодном мраморе, слегка подрагивали.
- Он похож на Дреданокса, - робко подал голос некто из толпы.
- Я бы сказал, что на Даймонекса, - возразил один низенький эльф в глуповатой зеленой шляпе-колпаке.
- Может быть, но посмотрите на его ноги… Точь-в-точь как у Мегари, - воскликнул один гном. – Я уверен в этом, ведь я собственноручно выковал уже не один десяток таких фей!
- Он не похож ни на одну из фей! – крикнул кто-то почти в панике. – Это мутант! Такое не могла породить наша мать-Занзара! Не могла! Это выродок! Чудовище! Оно погубит нас, если мы его не уничтожим!
В толпе поднялся гул, который смог лишь перекричать властный голос гнома Квинлина, под общей возней незаметно вошедшего в зал.
- Тишина! – Народ потихоньку стал успокаиваться, и Квинлин повторил уже не так громко: - Тишина! Прошу вас успокоиться, господа, и занять свои места.
Пока недовольно бормочущие что-то друг другу эльфы, гоблины и гномы рассаживались по рядам высеченных из того же мрамора сидений с невысокими спинками, Квинлин подошел к возвышению с заключенным в щитовую сферу неведомым существом. Выглядел гном неважно, но возможно, причина крылась в том, что в последнее время ему пришлось проделать немало работы по восстановлению Занзары и изгнанию последних человеческих существ, намеревавшихся нанести вред их прекрасному миру. Или яркий солнечный свет не очень хорошо влияет на того, кто привык жить в подземных пещерах. Этим себя пытались успокоить некоторые из присутствующих, надеющихся, что его мрачный вид не вызван новыми бедами. Ведь сколько можно проблем? Занзара и так слишком много пережила за последние годы.
С минуты Квинлин уставшим, тревожным взглядом изучал фееподобное существо, и тяжелый вздох сорвался с его уст. В зале повисла тишина, и многими начала овладевать сильная тревога и беспокойство. Что-то было явно не так. Их неспроста созвали сюда. Происходит что-то ужасное, о чем вот-вот они узнают со слов Вождя Гномов.
Наконец Квинлин поднял голову и хрипло заговорил:
- Господа! Мы по праву можем звать себя сильным народом после всего, что нам пришлось пережить. И я говорю не об отдельной расе – во время любых бед мы едины и всегда готовы прийти на помощь друг другу. Мы пережили период хаоса, устраиваемого Стражем и беды, доставленные Темными Эльфами, которых некогда призвал Белый Друид. Мы также пережили вторжение грубых и неотесанных человеческих существ, которые за столетия ничему так и не научились, увы. Как бы мы ни надеялись на мирное содружество, его получить не удалось.
- Белый Друид был прав! – выкрикнул кто-то из толпы. Дерзким эльфом оказался никто иной как Сиамус, сын охотника на писки.
- Он был прав! – повторил тот, встав со своего места. – Друид говорил нам, предупреждал, что эти люди – монстры, что они разрушат наш мир! Мы все называем его предателем, в то время как он единственный из этой своры идиотов, кто понимал, что гибель Стража приведет к новой войне! Мы едва не погибли от рук этих мерзких людей много веков назад, чуть не погибли и сейчас!
В зале поднялся такой шум, что задрожали витражные стекла.
- ТИХО! – крикнул Квинлин властно и громко. Народ угомонился далеко не сразу. Но когда все же под сводами Дворца эхом смолк последний голос, Гном-Мастер заговорил твердо и жестко:
- Страж так или иначе должен был быть уничтожен. Разве вы не видели, молодой человек, что творилось с Занзарой? Его силы вышли из-под контроля, и рано или поздно он просто поверг бы наш мир в ничто. Белый Друид настолько боялся людей, что для того, чтобы сохранить Стража, он шел на любые безумства. Ничего хорошего в этом не было. Сейчас Занзара закрыта от людей, и ни одно человеческое существо сюда не проникнет. Но безопасность нашего мира относительна. Боюсь, что я должен перейти к тому, ради чего я созвал вас всех здесь.
По толпе прокатился взволнованный шепот. Что же скажет им Квинлин? Каждый горел желанием узнать, что же это за странное существо окружено щитовой сферой. Ведь он наверняка заговорит об этом…
- Эта фея, - Гном-Мастер прокашлялся. – Или не фея, я теряюсь в догадках, была при нападении поймана неподалеку от Тиралина. И даже не поймана – эту тварь не брала ни одна из сфер. Это существо напало на троих гномов, и за раз убило почти всех их фей. Когда тварь удалось обезвредить, из пятнадцати фей остались лишь две, уже ослабшие и полумертвые. Из всех мутантов это единственный, которого удалось поймать и обезвредить. Единственный!
- Из всех?!.. – полный ужаса вопрос повис во внезапно похолодевшем воздухе. – Что это значит?!
- О чем я и хочу сказать, - Квинлин хмуро посмотрел на толпу эльфов, гоблинов и гномов. – Таких монстров сейчас в Занзаре очень много. И их становится все больше и больше. Они похожи на наших прежних фей, переживших ужасающие изменения – один их вид вызывает ужас и страх у любого, кому такие твари попадаются на пути, а самых гордых смельчаков от них бросает в дрожь. Те, кто встречал этих существ, вынуждены были спасаться бегством, и среди них довольно много сильных Повелителей Фей! Эти твари опасны, сильны, неконтролируемы, и их невозможно приручить. И если их станет слишком много, над Занзарой вновь нависнет угроза неминуемой гибели. Об этом мало кто слышал, но одну крошечную деревушку на западе осадили с десяток фей, необъяснимым образом превратившихся в уродов. Такое не может происходить само по себе, и посему можно судить о том, что некий безумец творит что-то страшное с феями, превращая их в неуправляемых чудищ. Его нужно найти и остановить его темные дела, пока угроза уничтожения Занзары не стала реальной. Но боюсь, что это под силу только самому могучему и храброму Повелителю Фей нашего мира.
- Возьмите меня! Я справлюсь!
- Нет меня!
- А я?!
В зале вновь поднялся шум, многие повставали с мест, выкрикивая все достижения своих фей и громко доказывая непобедимость своей колоды. В этот раз попытки Квинлина перекричать шум были неудачными. Каждому хотелось доказать свою храбрость и силу. Внезапно со своего места тихо встал гоблин Рафи и под общий гам незаметно подошел к Квинлину, что-то быстро зашептав ему на ухо. Гном нахмурился и шепнул в ответ:
- Я и сам понимаю это не хуже тебя, Рафи. Но неужели ты думаешь, что жители Занзары согласятся на это? Одно ее имя, произнесенное вслух, способно заставить толпу бесноваться, а ты хочешь, чтобы они согласились на то, чтобы она вернулась в Занзару и попыталась спасти ее во второй раз... Бред. Они в жизни не согласятся принять помощь от той, которую считают предательницей…
- Тогда давай я попробую, - шепнул Рафи. – Быть может, мне удастся их убедить…
- Сомневаюсь, - вздохнул Квинлин. – Но так и быть, ты можешь попробовать. Но это заранее обречено на провал.
- И все же.
Рафи подошел к возвышению, мельком бросив чуть испуганный взгляд на жутковатого мутанта, а затем постарался угомонить шумную толпу.
- Тихо, господа, прошу вас… Мы сейчас во всем разберемся, только сядьте, пожалуйста…
В этот раз не на шутку возбужденная толпа даже и не думала умолкать. Квинлину трижды пришлось прикрикнуть на всех, прежде чем в зале повисла относительная тишина. Однако равномерное жужжание голосов не прекращалось.
- Послушайте, - постарался по возможности спокойно обратиться к толпе Рафи, чувствуя себя не слишком уверенно, находясь при таком скоплении народа. – Послушайте меня и постарайтесь раньше времени не злиться и дослушать меня до конца. То, что я предложу, далеко не всем понравится, но мне кажется, что это единственный выход…
Толпа в большинстве своем заинтересованно умолкла.
- Так вот, - продолжал болотный гоблин, силясь придать голосу твердость. – Нам действительно нужен по-настоящему сильный и храбрый Повелитель Фей. Но я считаю, что это может сделать только тот, кому можно довериться, тот, кто уже когда-то помогал Занзаре, показав тем самым свою силу и силу своих фей, тот, кто когда-то был избран…
- На кого вы намекаете? – резким высоким голосом спросил один из худощавых эльфов.
- Вы, я думаю, догадываетесь, - лишь ответил Рафи, практически чувствуя, как медленно вскипает толпа. – Я говорю о девочке Эми, однажды спасшей наш мир…
Как и предостерегал Квинлин, один лишь звук ее имени вызвал моментальную вспышку ярости среди эльфов, гоблинов и гномов.
- Человек! – с презрением бросил Сиамус, чей голос звучал громче остальных. – Человек спасет Занзару! Ну да! Мы едва оправились от прошлого спасения, когда эти варвары-люди бесцеремонно вторглись в наш мир! Эта человеческая девушка развязала войну между нами и людьми! И вы хотите, чтобы она спасла Занзару?? Она не поможет нам, таких как она вообще не должно появляться на нашей земле! Только я, великий и могучий Сиамус способен остановить нашествие этих пугающих тварей! Это мое и только мое предназначение!
- Человеческой девушке не место в Занзаре! – кричали многие. – Она принесет лишь новые разрушения!
- ТИХО! – вновь закричал Квинлин. Наконец он достал из нагрудного кармана платок из грубой потертой ткани и, повернувшись к Рафи, утер пот со лба и вымолвил: - Я когда-нибудь так с ума сойду или, в лучшем случае, потеряю голос. Просто невыносимо и страшно утомляет. Я так давно со всем этим не был в родном Монагаме…
Затем он вновь повернулся к разбушевавшейся толпе и ровным, напряженным голосом заговорил:
- Ваше отношение к Эми – верх неблагодарности. Вы обвиняете ее в том, что она открыла древний портал и впустила в наш мир людей, в то время как все это она сделала лишь потому, что мы сами об этом ее просили. Эми бескорыстно помогала Занзаре, уничтожала поросшие на дорогах терновники и валуны, блокировавшие большинство дорог Занзары. Она, рискуя жизнью, сражалась с Темными Эльфами, проделала огромный путь вплоть до Царства Тьмы, она победила всех Повелителей Фей, стоявших на ее пути только ради того, чтобы спасти наш умирающий мир. Если бы не она, живо ли было бы сейчас Царство Облаков? Кипела бы в нем жизнь? Воздвигались бы новые постройки? Возобновился бы турнир фей? Только благодаря Эми Занзара начала принимать прежний вид! Она действительно героиня, а вы все зовете ее предательницей!..
До того, как в толпе вновь поднялся шум, гном-мастер громко добавил:
- Я знаю, что в любом случае вы будете против того, чтобы Эми помогла нам. Вчера я, мэр Тиралина и пророк Мовит долго обсуждали эту проблему и пришли к выводу, что достойного Повелителя Фей мы вычислим традиционным способом: на старой Арене будет организован турнир. Любой желающий Повелитель Фей может принять участие, если считает себя достойным того, чтобы стать спасителем Занзары.
По рядам мраморных сидений пробежал одобрительный гул. Такой расклад всех немало радовал – каждый видел себя будущим героем волшебного мира. Сиамус так и вовсе начинал подумывать о том, в какой позе ему стоять, когда в его честь будут строить памятник. Неизвестно, сколько бы еще продолжался веселый гам, если бы внезапно фееподобное существо в сфере не зашевелилось. Народ замер, услышав, как пугающая тварь, расправляя широкие и местами исполосованные шрамами крылья, медленно поднимается на металлические скрежещущие ноги. Подняв на испуганных эльфов, гоблинов и гномов взгляд пустых глазниц, существо раскрыло маленький, наполненный мелкими острыми зубами рот, и издало дикий, ужасающий звук, заставляющий кровь стыть в жилах. Это было похоже на вопль эльфа, которому отрезают руку или ногу. Некоторые в зале вскрикнули от испуга и подскочили на месте. Тварь с диким воплем предприняла попытку расцарапать сферический барьер когтями, с силой забив толстым чешуйчатым хвостом. Некоторые в ужасе вскакивали со своих мест и убегали прочь. Удивительно, насколько быстро все это произошло. Зал опустел почти наполовину. Остались немногие, и то только те, за кем следовали феи.
- Мне кажется, что количество жалеющих принять участие в турнире резко сократилось, - заметил Квинлин, оглядывая полупустой зал. Сиамус, продолжавший спокойно сидеть на месте, скрестив руки, хмыкнул:
- Больше пафоса, чем силы. Эти идиоты только и умеют, что кричать и размахивать руками. Я же докажу им, что я и только я истинный герой, без лишнего хвастовства!
- Люциус сильно распустил своего отпрыска, - вздохнул Рафи едва слышно.
- А где он сам, кстати? – поинтересовался Квинлин. – Давненько я не видел его.
- Он слишком занят охотой на писки. Кто-то снова проник его в дом и выпустил всех этих мелких тварей. Бедняга. Это доставило ему немало хлопот.

+1

2

Ну и собственно, вторая глава:

Глава 2: Занзара Реальна

«С Днем Рождения, детка. Будем поздно»

Эми тупо смотрела на оставленную на кухонном столе записку, чувствуя медленное и мучительное опустошение. Неужели опять? Неужели оставляя сие послание, выведенное аккуратной маминой рукой, родители даже и не вспомнили прошлый День Рождения своей дочери? Неужели не вспомнили, какую ошибку допустили тогда? Эми бессильно опустилась на стул и, уперев локти в стол, обхватила голову руками и запустила пальцы в волосы. Неужели ее девятнадцатый день рождения будет так же ужасен, как и прошлый? Почему? Ведь девятнадцать лет – это такой важный возраст! Неужели родители хотя бы один раз в году не могут уделить внимание своей дочери? Хотя бы в ее день!
- «Ты уже взрослая, детка, - отвечала как правило мама. – Разве в таком возрасте тебе не хочется убежать от родительской опеки?»
Может быть, и хотелось бы. Если бы не создавалось впечатление, будто это скорее родительская опека убегает от нее, чем наоборот. Эми зажмурилась, стараясь не думать о том, что вновь в свой день она останется абсолютно одна. Когда девушка вновь открыла глаза, клетчатая скатерть на столе начала чуть расплываться перед глазами.
- «Нет, это уж слишком, - мысленно сказала себе Эми. – Не хватало еще второй год подряд заплакать на своем Дне Рождения… Прекрати. Это глупо».
Она поднялась со стула и утерла набежавшие было слезы. Ну и ладно. Даже если бы родители решили остаться дома, это мало бы что изменило. Да и в принципе, провести свой день в гордом одиночестве не так уж и плохо. Наверное. Грустно лишь осознавать собственную ненужность.
Эми, решив по мере возможностей устроить праздник себе самой, достала из навесного кухонного шкафа маленький пакетик с печеньем и, захватив с собой из холодильника бутылку холодного сока и высокий стакан, направилась в гостиную.
Плюхнувшись на диван, она нашарила между бархатными декоративными подушечками пульт и включила старый барахлящий телевизор. В течение получаса девушка вяло переключала каналы, отвлеченно отправляя в рот печенье одно за другим, пока, в конце концов, яркий шуршащий пакетик не опустел. Вновь запустив в него руку и не нашарив ничего, кроме крошек, Эми опомнилась и раздраженно выключила телевизор. Подобное времяпровождение собственного Дня Рождения было явно не для нее. Именинница резко встала и, засунув руки в карманы, принялась бесцельно бродить по дому, думая, чем себя занять. На протяжении минут двадцати она слонялась по комнатам, словно надеясь увидеть или найти что-то новое. В конце концов, ноги сами привели на чердак – место пыльное и не слишком прибранное, но, пожалуй, самое интересное в доме. Сквозь маленькие квадратные окошки на крыше пробивался мутновато-серый с намеком на примесь солнечного тепла свет. Эми, прошлась вдоль скрипучих деревянных половиц и опустилась перед большими ящиками на полу, под завязку набитыми всяким старым хламом. Тут были и облупившиеся ракетки для тенниса наряду с погнутыми лыжами, и старые Эмины игрушки, и обрывки потускневших синтетических тканей, и сдутый, покрытый пятнами от травы футбольный мяч, и множество старых поломанных кассет. Вид всех этих вещиц пробудил в душе грусть по ушедшему детству. Наверное, для каждого эта пора была чем-то особенна и неповторима. Эми не являлась исключением.
Посидев так еще немного, девушка вдруг подняла взгляд на старый деревянный шкаф у стены, который стоял здесь, сколько она себя помнила, и новая тоска захлестнула ее. В свой прошлый День Рождения она обнаружила на его полке самый лучший подарок, который когда-либо получала: красивую резную шкатулку с вензелем из двух букв «Z», в которой лежала белая руна Сада Фей.
Эми сложила руки на крышке ящика и опустила на них голову. Какое же все-таки это было прекрасно и неповторимое время! Ничего подобного она никогда еще в своей унылой и серой жизни не переживала. Как так случилось, что все это столь внезапно и резко закончилось? Девушка хмуро уставилась в стену, вспоминая свои последние часы, проведенные в Занзаре…
Тогда шел уже шестьдесят шестой день войны. На протяжении шестидесяти шести дней эльфы, гоблины и гномы объединялись в отряды, разыскивая людей и прогоняя их со своих земель восвояси. Ярость занзарийцев дошла до предела, и теперь они были готовы на все, чтобы только спасти их мир. Тогда поговаривали, что близок конец войны, и когда Занзара окончательно освободится от «человеческого сброда», как их тогда называли, древний портал вновь замуруют. Но большинство считали это лишь сплетнями. Прогнать людей было трудно. И хоть Повелителям Фей помогали их натренированные крылатые существа, которых люди приручать не умели, в то же время преимуществом последних было наличие огнестрельного оружия, которым они бездушно убивали любого, кто нападал на них. Но нельзя было недооценивать магическую силу фей, ведь именно они создали саму Занзару. И лишь поэтому пока что перевес, хоть и небольшой, был на стороне занзарийцев.
В тот день Эми, нервы которой были натянуты до предела, через Сад Фей спешила к пещере Рафи, спешила так, что от бега разрывались легкие. Ей необходимо было с ним поговорить, и как можно скорее. Он-то должен объяснить, с какой стати это на нее в Тиралине вдруг напало несколько солдат! Почему? За что? Хорошо, что их феи были не слишком сильны, и отбиться от них ничего не стоило. За своей хозяйкой молча, с недрогнувшим лицом летела Суэйн, облаченная в золотистые одежды, на солнечном свету переливающиеся всеми цветами радуги. Происходящее беспокоило ее не меньше Эми, но ей искусно удавалось это скрыть. Умение сохранять спокойствие и хладнокровие в любых ситуациях было отличительной особенностью этой Феи Света, и частенько ей удавалось успокоить чересчур разволновавшихся товарищей по команде одним лишь своим теплым и приятно-бархатистым голосом.
Практически не сбавляя шага, Эми вброд пересекла узкую мелкую речонку, даже не обратив внимания на то, что ее ботинки насквозь промокли. В сени густых зеленых крон многовековых деревьев, растущих в этом саду еще с незапамятных времен, Суэйн внезапно насторожилась.
- Остановись, Эми, - внезапно сказала она негромко, все так же спокойно. Девушка тут же затормозила и беспокойно оглянулась на фею.
- В чем дело?
- Мы здесь не одни. Тебе лучше искать другой путь.
- Нас преследуют?
- Вполне возможно.
Сердце Эми мучительно забилось у самого горла. Напряженно нахмурившись, она кивнула и стала медленно отступать. Но было поздно. Под треск сучьев из кустов неловко выскочил облепленный листьями молодой эльф, за которым, распространяя вокруг себя охристо-оранжевую ауру, летела Пси-Фея Менсек.
- Ага! – воскликнул тот с таким победоносным видом, словно наступил его звездный час. – Попалась! Сейчас я разберусь с тобой лично, человеческое существо!
- Вы все с ума посходили?? – в шоке спросила Эми, отступая на шаг. – Это же я, героиня из вами же созданного пророчества! Ты разве не видишь, что за мной летит фея??
- Это неважно! – упрямо заявил тот. – На нашей земле не должно оставаться ни одного человека! А уж тем более той, что впустила этих тварей сюда!
- Вы… вы это серьезно? – в изумлении прошептала девушка, слабо веря в происходящее. Неужели ярость занзарийцев могла дойти до того, что ее станут выдворять из волшебного мира вместе со всеми?.. Не может такого быть!
Эльф в два прыжка подскочил к Эми, нелепо помахивая в воздухе кулачками, как между ними за долю секунды возникла Суэйн, чьи светло-зеленые глаза смотрели на возможных обидчиков ее хозяйки все так же невозмутимо, однако с ноткой угрозы. Не сговариваясь, две враждебно настроенные феи, ощутив брошенный друг другу молчаливый вызов, закружились в сияющем вихре и покинули данное измерение. На миг весь окружающий мир словно погрузился во тьму.

- «Какого черта?! На нас опять нападают эльфы!» - раздался недовольный голос Даймонекса в голове каждого члена команды Эми, кем были Суэйн, Дреданокс, Океана и Витерия. Пять фей, стоя на головокружительной высоты колоннах, уходящих куда-то вниз в бездонное космическое пространство, с недоумением и злостью смотрели на своих противников. Они не могли понять, что происходит, однако в глубине души они отдаленно знали ответ, каким бы ужасным он ни был. С того самого момента, как первый человек вторгся в Занзару, этого следовало ожидать.
- «Значит, будем бить своих», - хмуро ответил ему Дреданокс, чей голос телепатически был усилен многократным эхом. Он стоял прямо, сверля противников взглядом и уже продумывая тактику нападения. На самом деле ему было в целом все равно, с кем драться – с врагами или так называемыми «друзьями». Если эти несчастные крылатые создания осмелились напасть, значит, все до одного они подлежат немедленному уничтожению. Причем мало просто убить – нужно сделать это так, чтобы они еще долго с ужасом и содроганием вспоминали этот бой. Уголки губ Дреданокса приподнялись в зловещей усмешке, когда он с предвкушением прикусил кончик своего острого языка, представляя, как все пройдет. Он точно знал, что будет делать. Его излюбленной и проверенной тактикой был бесконечный и яростный обстрел жертвы заклинанием Солнечного Затмения, после которого с упоением можно наблюдать за несчастной феей, неспособной выстрелить, и вынужденную либо покидать астральный план, либо просто прятаться по любым уголкам арены в надежде переждать действие заклинания. Но и тут у них не было шансов – от Дреданокса, передвигающегося на просто дьявольской скорости, невозможно было убежать. Он настигал противника где угодно, заставляя того чувствовать себя как в ночном кошмаре, где от преследующих страхов невозможно нигде скрыться. Темный демон ликовал, когда ему удавалось ощущать страх жертвы – такой дразнящий, возбуждающий и горько-сладкий на вкус… Он волнами исходил от напуганного врага, что делало Дреданокса сильнее в бою – страх было его нектаром и амброзией, он выпивал его, подобно божественному напитку, насыщающего его такой силой и яростью, что ни у одной феи не оставалось шансов победить его. Только гордая и могущественная Фея Света могла бы его уничтожить.
В момент ожидания начала боя никто из команды не мог разговаривать между собой, однако им это и не требовалось – сейчас они слышали каждую мысль друг друга, и поэтому немые рассуждения Дреданокса тут же долетели и до остальных.
- «Дред, сбавь обороты, - молча обратилась к нему Витерия, с укором посмотрев на Фею Тьмы. – Сейчас не самое подходящее время».
- «Неподходящего времени для того, чтобы посмаковать хороший бой, не бывает», - рыкнул в ответ Дреданокс, упорно не глядя на своих товарищей.
- «Ты не понимаешь?? На нас нападают свои же! Те существа, за которых мы боролись! Тебя это не волнует?»
- «Дай подумать… Нет».
Раздалось четыре тяжелых вздоха, и взгляды остальных вновь обратились на противников. Перед ними стояли также пятеро. Первым был довольно опасный Менсек, чей гипнотический взгляд словно втягивал в яркую бесконечную воронку. Слева от него на крепких руках переминался угрюмый и равнодушный ко всему Джамрок. Далее шли темноволосая и бледнокожая Сирелла на пару с высоким, сплошь покрытым чешуей Серамнисом. Пятерку замыкал огненно-красный Драквин.
- «Осторожно, у Менсека есть Выброс Энергии», - предостерегла Океана.
- «Сами видим, - буркнул Дреданокс. – Я и так прекрасно справлюсь с ним».
- «Ты потеряешь слишком много жизненных сил, если будешь драться с ним один, - эхом прозвучал голос Витерии. – Лучше будет поделить его на двоих».
Фея Тьмы издала низкий гортанный рык, но ничего не ответила.
- «С остальными проблем нет, - заговорила Суэйн. – Они не слишком сильны, я это чувствую. Опыта им не хватает. Дреданокс, начнешь бой первым?»
- «Без вариантов», - ответил ей тот, немного успокоившись. Мягкий и ровный голос Феи Света способен был утихомирить даже взбешенного Дреданокса, что частенько предотвращало возможные конфликты между членами команды. Тем более, Суэйн была главой и авторитетом команды – что-то в ее голосе, манере поведения и даже тактике боя вызывало невольное восхищение у окружающих. Она была той, на кого можно положиться, той, которой всегда доверяли. Даже независимый и неразговорчивый Дреданокс-одиночка не мог не испытывать к ней должного уважения, хотя местами его слишком бесила ее «идеальность».
Наконец прозвучал сигнал, оповещающий о начале боя – похожий не то на свист ветра, не то на резкий взмах крыла. Десять фей синхронно взмыли в воздух, навстречу россыпи звезд и бесконечной тьме, на миг накрывшей их с головой.
Первым из пустоты в новой астральной плоскости материализовался Дреданокс. Резко взмахнув тяжелыми кожистыми крыльями, темный демон окинул быстрым взглядом причудливую каменную арену, состоящую из словно парящих в воздухе абсолютно круглых каменных островков, расположенных на самых разных уровнях относительно друг друга. Изучив расположение каждого и оценив все плюсы и минусы возникшего положения, Дреданокс кивнул сам себе и, зарядив в своей руке мощное заклинание Солнечного Затмения, рванул вниз, стрелой рассекая воздух, на лету выискивая взглядом противника. Вот, наконец, и он: промелькнул между двух самых высоких островков…
С грозным рычанием Дреданокс на молниеносной скорости настиг Пси-Фею и со всей своей яростью ударил в него набравшим немалую силу заклинанием, лишив едва ли не половины здоровья. Заклинание срикошетило и поразило его самого, также лишив его немалых жизненных сил и приостановив возможность набирать удар. Однако и выпущенный было гипнотический снаряд в лапке Менсека исчез, и тот, осознав свою беспомощность, поспешно отскочил назад и покинул астральный план. Дреданокс быстро смекнул, в чем дело, и успел исчезнуть следом, прежде чем водный снаряд Серамниса настиг его.
- «Витерия, прикончи его», - раздраженно буркнула Фея Тьмы по пути, помня о том, что это хитрое и сильное природное существо не так давно научилось использовать заклинания фей энергии. После долгих и порою мучительных тренировок Витерия все-таки смогла выучить Сдвиг во Времени. На большее у нее не хватало сил, но и этого было достаточно – далеко не каждая фея могла бы позволить себе столь мощное заклинание чужой стихии. Витерия была действительно очень талантлива в этом. Уступала она лишь Океане, которая уже очень давно приобрела умение стрелять в противников жестким и убийственным металлом. Способность перенимать чужие заклинания помогала команде достичь совершенства и все приближала их к тому, чтобы стать «идеальной комбинацией фей». У каждого в Занзаре было свое мнение на этот счет, и определенного утверждения так и не появилось, поэтому какие феи и заклинания нужны для того, чтобы найти эту комбинацию, никто не знал. Каждый Повелитель Фей полагался исключительно на свой опыт и чутье. Эми полностью доверяла своим пяти феям, которые никогда еще ее не подводили. Вместе с ними она и уничтожила Стража. После этого сомневаться в силе собственных фей было бы глупо.
Витерия возникла из бледно-сиреневых искр и без промедления зарядила в руке мощный разряд электричества. Не успел Серамнис и среагировать, как тут же был атакован болезненным энергетическим лучом, выжегшем у него почти всю жизненную силу. Едва он собрался исчезнуть из ставшей для него небезопасной астральной плоскости, еще два небольших удара добили его, и Фея Воды без следа растворилась в воздухе. С уст Витерии сорвался победный клич. На миг она позволила себе чересчур расслабиться и радостно закружиться в воздухе, как ледяной луч словно тысячей мелких холодных иголок пронзил каждую клеточку тела. Фея вскрикнула и спешно покинула арену, уступив дорогу Суэйн, не так давно выучившей слабое заклинание Пси. Присваивание чужих заклинаний далось ей с большим трудом, да и то, далеко продвинуться ей не удалось даже посредством долгих тренировок. Это была одна из слабых сторон Феи Света. Однако хоть и ей не удалось выучить ничего сильнее Маленького Духа, хватало и этого для того, чтобы поразить, к примеру, Фею Льда.
Суэйн втайне испытывала страх перед Пси-Магией, так как это была одна из двух стихий в Занзаре, способных нанести ей серьезный вред. Но со временем она привыкла и научилась более-менее владеть ею, что частенько помогало в бою.
Закрутив как следует гипнотический заряд, Суэйн нанесла точный удар по Гризу, тут же начиная набирать второй. Она передвигалась легко, плавно и быстро, и поэтому ей ничего не стоило уворачиваться от ледяных иголок белого крылатого медведя. Да и так они не могли нанести ей серьезного вреда – к тому же любые повреждения, которые он мог нанести Суэйн, отразились бы и на нем самом – Болезненная Перемена делала свое дело. С такой противницей Гриз долго не протянул и вскоре был уничтожен. На поле боя вышел Менсек, и Фея Света поспешила исчезнуть из астрального мира. На ее место снова встал Дреданокс, уже старавшийся наносить не слишком большие удары, дабы эффект Солнечного Затмения не обернулся против него самого. Под конец он все-таки добил Менсека, но и сам оказался едва жив. Чертыхаясь под нос, ему снова пришлось покинуть арену и уступить место так и рвавшемуся в бой Даймонексу. Тот, поигрывая своими немалыми мускулами, камнем полетел вниз, набирая в руке мощный огненный разряд, от которого закипала кровь. Удар – и только что ставшая на место погибшего Менсека Сирелла, не успевшая отправить в сторону врага и малого выстрела, повержена. Эльф просчитался, беря эту фею в команду. Жизненных силенок у нее совсем мало.
Даймонекс ликующе засмеялся хриплым грудным смехом. Повернув голову, он увидел летящего к нему Драквина – тот уже набирал обжигающий огненный разряд. Однако толстокожему огненному демону подобный удар не мог нанести большого вреда – он лишь вновь рассмеялся дракону в лицо и исчез, уступая место Океане. Та, скользя по воздуху словно рыба по воде, быстро и почти незаметно подлетела к Драквину и окатила его мощной струей воды, выжегшей почти все его жизненные силы. Оценив ситуацию, Драквин исчез, и на его место встал Джамрок. На арену вновь выплыла Суэйн, и один удар Световой Стрелы – одного из мощнейших заклинаний в Занзаре – уничтожил Фею Камня. Оставшегося Драквина оставалось лишь добить, что сделано было быстро и без проблем. Поднявшись ввысь и окинув спокойным взглядом опустевшую арену, Суэйн чуть улыбнулась и издала победный клич. В этот момент все вновь погрузилось во тьму, и Фея Света открыла глаза, уже находясь в Саду Фей, паря в воздухе за плечом своей хозяйки Эми.
- Нет! – выкрикнул эльф. – Мои феи! Проиграли! Нет! Я должен был тебя победить!
Пользуясь моментом, Эми сорвалась с места и бегом устремилась прочь из сада. Эльф уже не мог ее преследовать – на защите девушки стояло пять здоровых фей, а на его счету уже ни одной.
Наконец впереди показалась пещера Рафи – скорее, скорее… Он знает, он должен знать, что за чертовщина происходит…
Эми влетела в пещеру, но ничего, кроме старого оловянного котла с кипящей ядовито-зеленой жидкостью в нем и самодельной деревянной мебели не увидела.
- Рафи! – окликнула его девушка, все же лелея надежду, что ее друг-гоблин не ушел далеко. – Рафи!
- Тихо! – холодная худая рука с длинными пальцами с внезапной резкостью схватила Эми за запястье. Девушка подскочила от неожиданности, но тут же успокоилась, увидев своего зеленого друга.
- Рафи, как хорошо, что ты здесь, я как раз хотела с тобой…
- Прости, Эми, но сейчас не время. Ты должна вернуться в человеческий мир, и немедленно!
- Что?? – Девушка вырвала руку из его пальцев и отошла на шаг. – Рафи, объясни мне толком, что происходит? Почему на меня нападают эльфы? Почему я должна вернуться? И с чего вдруг такая спешка?
- Нет времени, - Темные глаза гоблина смотрели тревожно. – Эми, ситуация изменилось. Люди стали для всех врагами в Занзаре. И на тебе исключение делать не собираются.
- Это что, шутка такая?! – Руки юной Повелительницы Фей невольно сжались в кулаки. – После всего, что я для них сделала? После того, как часто я ценой собственной жизни спасала чьи-то шкуры? После того, как я разбирала этот бардак в Занзаре, в то время как остальные ее «патриотичные» жители, видите ли, сами ничего сделать не могли?..
- Эми, я и сам прекрасно знаю, насколько это неблагодарно и подло! – прервал ее Рафи. – И я полностью на твоей стороне, но пойми! Пойми, что занзарийцы ослеплены яростью и ненавистью, как когда-то был ослеплен Белый Друид – ты сама на его примере убедилась, на что способен тот, кто всей душой и сердцем ненавидит людей. Эми, тебе может грозить опасность – тебя считают виновницей всего произошедшего, и лучше всего для тебя будет навсегда вернуться в человеческий мир.
- То есть… В Занзару я больше не вернусь? – тихо спросила Эми. Гоблин грустно покачал головой.
- Не в ближайшие годы.
Девушка зажмурилась и опустила голову.
- Не верю…
- Придется поверить.
Девушка подняла голову.
- Рафи… - Ее голос дрогнул. - Я полюбила этот мир больше родного… Ни в одном уголке Земли нет такого прекрасного, яркого и волшебного места… И у меня нет друга ближе тебя…
- Я все понимаю, - мягко сказал Рафи, с сожалением глядя на сникшую подругу. – Я тоже не представляю, как буду здесь один, без твоих фирменных саркастических шуточек по поводу бездействия занзарийцев в спасении родной страны от хаоса.
Эми слабо улыбнулась.
- Пойдем же, - Гоблин взял ее за руку и завел в пещеру. Опустившись коленями на пол, он запустил руку под матрас приземистой кровати и, пошарив там немного, извлек на свет руну Лондона. Эми хотела было взять ее, но Рафи отошел на шаг и покачал головой.
- Нет, ты вернешься домой без руны. И вообще без каких-либо магических предметов. Для твоей же безопасности тебе придется оборвать все ниточки, связывающие тебя с Занзарой.
- Как? – Синие глаза девушки расширились. – Неужели… Неужели мои феи не смогут пойти со мной?..
- Увы, нет.
- Так нельзя! – воскликнула Эми, яростно замотав головой. – Нельзя! Моя команда стала для меня почти родной – я люблю каждую из своих фей и вовсе не намерена с ними расставаться!
- Эми… - начал было гоблин, как внезапный шум, представленный резким взмахом в воздухе пяти пар крыльев, прервал его. Девушка обернулась и увидела всех пяти своих преданных фей, летящих позади. Все они просто молча смотрели на свою хозяйку, но в их взглядах явственно читалось, что никуда без нее они не пойдут.
Где-то в отдалении послышалось множество шагов и неясный гул голосов.
- Они уже ищут тебя! – Рафи схватил девушку за руку. – Скорее же!
- Подожди!.. – начала было Эми, но поздно. Из каждой даже самой маленькой трещинки белой руны стал пробиваться свет, становящийся все ярче и ярче. За этим светом стали исчезать сами очертания Занзары и пять фей, хором отчаянно окликнувших свою хозяйку в последний раз.
Свет на миг уступил место тьме. Но вместо того чтобы как обычно плавно перейти в новое пространство, Эми почувствовала, словно во тьме ее толкнули, и она вынуждена лететь в пустоту вниз головой. Вышло непривычно болезненно. Наконец мрак рассеялся, вырисовывая в пустоте очертания комнаты в Лондоне, и уже полмига спустя сама ее хозяйка просто упала на пол, пребольно ушибив плечо. Приглушенно выругавшись, она поднялась и увидела рядом стоящего Рафи, продолжающего крепко сжимать в руках руну.
- Прости, Эми, - прошептал он, с горечью глядя на нее. – Я буду безумно скучать по тебе. Обещаю, я позабочусь о твоих феях. С ними все будет хорошо. Прощай, Повелительница Фей! Я никогда не забуду, как много ты для нас сделала.
- Стой! – закричала девушка, вскочив на ноги, понимая, что если Рафи исчезнет, он заберет с собой все то, что являлось мостиком между ее миром и миром Занзары. Заберет ее фей, заберет все материальные воспоминания, заберет часть ее души. Однако гоблин уже успел раствориться в ярком, похожем на скопление солнечных бликов сиянии. Словно его здесь и не было.
Из горла Эми вырвался глухой вскрик отчаяния. Упав на колени, она в бессилии обхватила голову рукам так, что загудело в висках. Нет, нет, нет, такого не может быть!..
Полчаса почти неподвижно просидев в такой позе, девушка неожиданно вскочила, словно получив удар током, и рванула наверх, в чердак. Шкатулка, в которой некогда была оставлена руна Сада Фей, по-прежнему стояла раскрытая на полке старого шкафа. Эми бережно взяла ее в руки. Все, что осталось.
- Все, что осталось… - повторила она вслух свои мысли, прижимая шкатулку к груди. Пустым, безумным взглядом она глядела в пространство перед собой. Она не верила в происходящее. Не хотела верить. Она больше никогда не увидит своих любимых фей. Никогда. Ни спокойной и доброй Суэйн. Ни молчаливого, но надежного Дреданокса. Ни веселого, развязного и самоуверенного Даймонекса. Ни мужественной и дружелюбной Витерии. Ни шустрой и озорной Океаны. Никого. Ни-ко-го.
В ту ночь Эми боялась засыпать. Боялась закрывать глаза и погружаться в сон, после которого она проснется утром и решит, что Занзара и все, что в ней произошло, было лишь сном, плодом ее воображения.
С тех пор, когда ей было особенно плохо, Эми всегда засыпала, держа у подушки шкатулку с заветным вензелем. Когда ее пальцы касались узорчатого дерева на плотно закрытой крышке, девушка, некогда бывшая героиней из предсказания, чуть-чуть успокаивалась. Занзара реальна. Главное, не забывать об этом.
Занзара реальна. Единственная мысль, придающая жизни какой-то смысл.

Отредактировано SaRagSkell (2013-12-07 17:28:11)

+2

3

Отлично написано! Зачитываешься))) Проду жажду))

0

4

ГЕНИАЛЬНО! КРАСИВО! УМНО! ЧЁТКО! :D

Красиво описано, с умом (заметно, что автор от начала до конца проходил Занзару и не понаслышке знает про плохую обучаемость Суэйн сторонним заклинанием, про эффективность металла над светом и т.д.)

+1

5

Спасибо вам *_*
Постараюсь выложить продолжение как можно скорее)

0

6

Кстати, SaRagSkell, я смотрел ваш бой с Вежнамусом... Я бы такого не осилил! Это настольно АДСКАЯ битва, что просто... да. Крутяк. Жаль правда, что вы проиграли, но я уже совсем забыл таблицу эффективности и в подобных боях не выживаю)

0

7

Gremrok =) написал(а):

Кстати, SaRagSkell, я смотрел ваш бой с Вежнамусом... Я бы такого не осилил! Это настольно АДСКАЯ битва, что просто... да. Крутяк. Жаль правда, что вы проиграли, но я уже совсем забыл таблицу эффективности и в подобных боях не выживаю)


Я согласна с вами, Vseznamus - очень серьезный противник)
Ну а битвы вообще крутые, да) У меня вроде все феи на 60-м уровне, а все равно победить его тяжело... Может, вы знаете кого-то, с кем еще можно сыграть?

Отредактировано SaRagSkell (2014-02-23 22:44:45)

0

8

Со мной, если я не поленюсь взять фей и вспомнить управление :D

0

9

Ну, поленитесь вы или нет, зависит только от вас) Поэтому пишите, если надумаете сыграть разок-другой) Я уже соскучилась по онлайн-дуэлям)

0

10

Да я с удовольствием) Вам, наверное, интересно будет повыигрывать :D

0

11

Это да) Сегодня вы сможете?

0

12

Мб)

0

13

Глава 3: Иеремия

   Маленький мальчик-эльф, на корточках сидящий в траве возле небольшого аккуратного домика с белыми стенами, увитыми плодоносящим виноградом, весело игрался с маминой Феей Воды Гупсом. Малыш обожал играть именно с ним. Гупс, не умеющий говорить, зато способный безудержно хохотать, никогда не сидел на месте и постоянно скакал, кувыркался, не переставая улыбаться и строить глазки своим хозяевам. В этом он очень напоминал котенка или щенка, поэтому дети в Занзаре обожали играть с ним.
   Пока мальчик щекотал мягкое гладкое брюшко хохочущего Гупса, деревянная дверь домика открылась, и на порог вышла худенькая эльфийка, отвлеченно повязывающая хлопковый фартук.   
  - Гоби, забирай Гупса и возвращайся в дом, - велела она. – Ты сидишь прямо у дороги, а сейчас здесь будут проезжать очередные повозки, и ты наглотаешься пыли.
   И вправду: не успела эльфийка толком договорить, как где-то неподалеку от теряющейся в дымке утреннего тумана линии леса отделилось несколько деревянных повозок, запряженных маленькими шестиногими лошадьми. В каждой из них сидело, по меньшей мере, восемь эльфов, гномов или гоблинов – все были Повелителями Фей. Они громко разговаривали друг с другом и беспрерывно смеялись – каждый предвкушал предстоящий турнир, который определит, в чьих руках будет судьба Занзары. Это было поистине важное событие, и каждый житель волшебного мира, даже тот, кто не имел феи, желал увидеть великое соревнование между сильнейшими бойцами на старой Арене. Просто для того, чтобы своими глазами узреть зрелищную победу лучшего Повелителя Фей над своими соперниками. Поэтому невообразимое количество народу стекалось со всех уголков Занзары к старому механическому лифту, много веков назад построенному гномами, что вел на Царство Облаков. Даже погода была сегодня ко всем благосклонна: солнце на безоблачном небе грело с самого утра, и дороги были сухими, поэтому ни для кого из занзарийцев путь в горы не являлся проблемой.
   Один из четырех братьев-гномов, хранителей старой Башни Мудрости, спокойно наблюдал за приезжими, стоя на самой верхней площадке башни, откуда открывался захватывающий вид на нижележащие окрестности. Оттуда он мог видеть столпотворение эльфов, гоблинов и гномов там, где располагался железный винт. Везде стояли скрипящие деревянные повозки и лошади, громко ржущие и роющие копытами землю; множество голосов сливалось в однородный шум, в котором невозможно разобрать ни одного отдельного слова. Кто-то переругивался, кто-то перешучивался, и, тем не менее, нестроение у всех было приподнятое. Гном вздохнул.
  - Нехорошо это… - задумчиво пробормотал он самому себе под нос.
  - Что именно? – раздалось позади. Гном обернулся.
  - Странно, что в кои-то веки ты вылез из своей библиотеки и поднялся сюда, - буркнул он, увидев одного из своих братьев. Тот усмехнулся.
  - Я лишь хотел проверить, что это за шум у нашей башни. Отсюда самый лучший обзор. Кто бы мог подумать, что на турнир соберется такое количество народу.
  - Да.
  - Может, и нам как-нибудь подняться к Царству Облаков? Было бы интересно это все увидеть.
  - Странно слышать это от тебя.
  - Сам себе удивляюсь, но, тем не менее, мне очень интересно, кто же станет нашим спасителем. И все же, что именно ты считаешь нехорошим?
   Старый гном отвернулся.
  - У меня недоброе предчувствие… Как бы там ни было, я не очень-то и верю, что какой-то один Повелитель Фей, которому просто повезет победить остальных, сможет спасти Занзару от этих страшных тварей. Они сильнее любой другой феи, и я не могу представить себе кого-то, способного дать им отпор.
  - Ну а вдруг найдется такой герой? Спасла же когда-то наш мир одна худенькая девушка…
  - Она была героиней из древнего пророчества. Сейчас никаких пророчеств нет. Судьба Занзары никому не известна. Мы сами прогнали сильнейшую Повелительницу Фей, и теперь рассчитывать на ее помощь бесполезно.
   Браться грустно переглянулись. Они были одними из немногих, кто все еще по справедливости считал Эми своей героиней. Миг спустя хмурые взгляды вновь устремились вниз, к скоплению народа, где занзарийцы очередями выстраивались перед железным винтом. Тот со скрежетом то поднимался вверх, то опускался вниз, перемещая эльфов, гномов или гоблинов к Царству Облаков. У винта стоял высокий эльф в смешном бархатном берете, изящно сдвинутом набок. В руках он держал длинный пергаментный лист и большое гусиное перо. На данный момент он вроде как «регулировал движение», строго следя за тем, чтобы к каждому подъему на винте находилось не более трех персон во избежание нежелательных последствий. Вместе с тем он не упускал случая пожаловаться каждому подошедшему на тяжелую работу и жизнь в целом.
  - Ах, и почему эти гномы не додумались создать больше винтов? – вздыхал он, картинно утирая пот со лба. – Они решили не напрягать себя лишней работой, а я тут мучайся! Какая несправедливость! Если бы за это я еще и не получал по сорок эльфийских монет в день, пальцем бы не пошевелил для этой ужасной работы! Ах да, проходите, чего стоите, не задерживайтесь, у меня еще будут тысячи таких как вы.
   Вообще его ужасной работой было только проследить за тем, чтобы никто не превышал лимит персон на винте, и поэтому совершенно непонятно было, для чего он держал в руках чистый пергамент и перо. Когда кто-то робко спросил его об этом, эльф надменно ответил: «Вы же не думаете, что работу можно называть работой, если выполняя ее, вы не имеете при себе каких-либо писчих принадлежностей?».
  - Я кузнец, ну и на что мне какие-то перья и бумажки? – донесся из очереди грубый голос.
  - Разумеется, я имею в виду не крестьянскую, а благородную работу, - хмыкнул «регулировщик», приосанившись. В толпе чуть было не затеялся спор, однако, несмотря на это, народ все-таки потихоньку продвигался к платформе, и железный винт вновь и вновь раскручивался вверх, доставляя очередных болельщиков или участников турнира к месту расположения старой Арены.   
   Вскоре к стоящим на вершине башни гномам присоединились еще два брата. Вместе они некоторое время наблюдали за столпотворением у платформы, делая предположения, кто бы мог стать лучшем Повелителем Фей на этом турнире. В конце концов, устав от шума, один за другим они стали возвращаться обратно в свои комнаты-библиотеки, где можно было погрузиться в долгожданную атмосферу покоя и уюта.
   Между тем жизнь в Царстве Облаков кипела как никогда. Наверное, сейчас на плавучих островах было сосредоточено большее скопление народу, чем внизу, на земле. Везде играла веселая, живая музыка – на турнир были приглашены лучшие музыканты со всех уголков Занзары. Каждый из музыкантов привез с собой множество инструментов, у каждого из которых был свой «голос», свой неповторимый звук. Взять хотя бы такие певучие инструменты как флейта, старый пандориум, виола. Или столь любимые многими кифара, арфа и лира. Наиболее искусные музыканты знали, как из сочетания всех этих инструментов создать прекрасную, ласкающую слух мелодию. Их песни слагались веками, созданные волшебным народом, они принадлежали еще далеким предкам, которые слушали музыку природы, воды и ветра. С нее начиналась любая мелодия, именно музыка окружающего мира ставила первую ноту на изжелта-белом пергаментном листе. В Занзаре как нигде более чтились традиции, оставленные прапрадедами.
   Даже для того, кто не знал расположение старой Арены, не составляло труда ее отыскать – народ потоком стекался в одном направлении. Некоторые Повелители Фей шли в окружении друзей и родственников, которые хлопали их по плечам, трепали по голове и подбадривающе кричали нечто вроде «Ты сможешь! Мы в тебя верим!» или «Ты порвешь их всех, не сомневайся!».
   Феи Воздуха, сидя на толстой ветви высокого раскидистого дерева, с интересом наблюдали за прибывающими занзарийцами. Как и подобает брату и сестре, Сирелла и Сираэль, всегда устраивающие общие шалости, беззаботно сбрасывали орешки на голову каждого, кто проходил под их деревом, с удовольствием наблюдая за реакцией «жертв». Молодые Феи Воздуха всегда вели себя довольно легкомысленно, в отличие от старого белобородого Фатраэля, который стоял на ветви прямо, расправив мощные орлиные крылья, сохраняя непроницаемое выражение лица. Ему уже давно было не до ребяческих шалостей. Однако ему нравилась наблюдать за веселым и беззаботным молодняком подобно доброму дедушке, наблюдающему за своими любимыми внучатами. 
   Айра кружила вокруг старого дерева, разглядывая проходящих мимо занзарийцев, среди которых попадались личности, по неизвестной причине заставляющие молоденькую Фею Воздуха заливисто смеяться. Ну а дружелюбная и чрезвычайно общительная Лурия время от времени увивалась следом за каким-нибудь Повелителем Фей, желая завести разговор с незнакомой ей феей. Через некоторое время после этого она, как правило, возвращалась к общему дереву и начинала возбужденно выкладывать все самое интересное, что ей удалось выведать. Так собравшиеся вместе Феи Воздуха невольно узнали от нее немало полезных и бесполезных вещей по поводу турнира.
   Латисия и Гораэль сидели чуть поодаль, на данный момент слишком увлекшиеся долгой беседой, чтобы обращать особое внимание на предстоящий турнир. Разве что Гораэль не преминул случаем похвастаться тем, как он ловко уходил от тщетных попыток некоторых коллекционеров фей, проходящих мимо дерева, его поймать.
  - Я дрался как лев, - заявил он. – Нет, как настоящий орел, парящий высоко в небе – куда им было достать меня!
   Добродушная Латисия хоть и не была столь наивна как ее младшие сестры, но, тем не менее, ни на секунду не усомнилась в словах своего друга, глядя на него с искренним восхищением.
  - Я могу лишь позавидовать твоей силе, - тепло улыбнулась она. Гораэль просто отмахнулся, как бы говоря, что она тоже очень сильна, и завидовать тут нечему, но, тем не менее, выглядел очень довольным собой.
   Через некоторое время к ним присоединился не пойми откуда взявшийся Тайнвес, издалека похожий на обычную птицу, если не увидеть маленькое зеленое существо, сидящее на ее спине. Когда птица опустилась на ветку, практически столкнув с нее Сираэля и Сиреллу, это самое существо натянуло поводья и деловито осведомилось:
  - Ну, как обстановка? Когда планируют совершить торжественное открытие турнира?
  - Я чуть не упала из-за тебя, - прорычала Сирелла.
  - Ну не упала же, - невозмутимо ответил Тайнвес. – Тебе на что крылья? Чтобы не падать из-за собственной неуклюжести, так-то!
   Довольно вспыльчивая по своей натуре, сестра Сираэля тут же пришла в ярость.
  - Это я неуклюжая? Я неуклюжая?! Да чтоб ты знал!..
  - Эй-эй, полегче, мисс, - рассмеялся лягушонок. – Злость вам не к лицу.
   К слову, нахальность и безбоязненность Тайнвеса объяснялась тем, что он прекрасно понимал: стоит ему только отдать мысленный приказ, и птица под ним тут же унесет его подальше от любой разъяренной феи.
  - Шел бы ты отсюда, пока цел, - бросил ему сидящий на ветку выше Гораэль. Здесь видоизмененного Тайнфола не слишком-то и любили, считая его неполноценной, а где-то даже и ложной Феей Воздуха. Лягушонок это понимал, но это ничуть не мешало ему чувствовать себя центром вселенной и без опаски хамить всем феям подряд. Гордо хмыкнув, Тайнвес вновь взял поводья в руки и покинул дерево, полетев над головами идущих занзарийцев в сторону Арены.
   Между тем сама Арена и окружающая ее территория постепенно заполнялись народом. Вскоре дошло и до того, что если бы внезапно пошел дождь, ни одна капля бы не достигла сухой земли, поэтому некоторые эльфы, отвечающие за безопасность во время проведения турниров, разгоняли столпившихся зевак, подзывая подойти ближе лишь Повелителей Фей, чтобы дать им возможность добраться до Арены и не быть раздавленными толпой.
   Многие, глядя на величественное древнее построение, не могли скрыть своего искреннего восхищения – некогда зеленевший ото мха узорчатый мрамор был вновь очищен до сияющей белизны, подчеркнутой отражающимся на его гладкой поверхности солнечным светом. Сорные травы, в ужасающих количествах росшие вокруг и заглушившие всю остальную растительность, были уничтожены, а вместо них заботливыми руками занзарийских садоводов насеяны самые прекрасные цветы, белые, как сам мрамор великой Арены – среди них с превеликим удовольствием резвились Феи Природы, и даже молодые Феи Света иногда приходили сюда.
   Наконец излишне большая толпа более или менее рассосалась, и участники турнира наряду со зрителями смогли неплохо устроиться вокруг Арены. Большинство сидели прямо на прохладном мраморе в пространствах между колоннами – места были самые удачные, и оттуда можно было увидеть весь бой в мелочах. Те, кто не успел их занять, стояли чуть поодаль, а некоторые садились прямо на землю, предварительно разложив на ней одеяла из грубой шерсти. Некоторые, в основном те, кто приходил семьями или компаниями, даже брал с собой еду, чтобы совместить просмотр боев с хорошей пирушкой на свежем воздухе. Некоторые приходили с карманами, полными золотых монет. Делали это те, кому страсть как хотелось заключить с кем-нибудь пари и сделать ставки на возможного победителя, чтобы  чуть-чуть подзаработать на этом. Также в толпе шныряли торговцы с пухлыми и вместительными эльфийскими сумками, в которых звенели стеклянные бутылочки с мерцающей маной, лечащим бальзамом или лекарством от отравления, заморозки, ожогов и прочего. Также те предлагали коллекционерам фей пахучие травы, способные воскрешать погибшую в бою фею, уверяя, что без них не обойтись ни на одном турнире. Повелители Фей, боявшиеся, как бы в самый ответственный момент у них не закончилось чего-нибудь нужного из вышеперечисленного, по обыкновению брали все, что предлагалось, поэтому дела у торговцев шли хорошо, и заветный внутренний карман их эльфийских сумок быстро наполнялся золотыми монетами и даже кристаллами.
   Вскоре миг, которого все ждали с таким нетерпением и воодушевлением, настал. Заиграла громкая и торжественная музыка, и к центру Арены медленно прошествовал Квинлин, которому выпала честь совершить торжественное открытие турнира. Вся взгляды устремились на него; даже дикие феи, устроившиеся на ветвях деревьях, камнях или на верхушках колонн арены, замерли.
  - Дамы и господа! – начал вождь гномов; его громкий голос эхом отразился от мраморных колонн. – Я приветствую всех вас, собравшихся на этом турнире! Я горячо приветствую смельчаков, которые, не боясь чудовищ, наводнивших нашу любимую Занзару, готовых доказать, что они способны спасти ее, готовы бросить вызов темнейшим созданиям и вернуть покой нашему миру. Я горжусь и верю в силу каждого участника турнира, пришедшего сюда, однако лишь один из вас покинет Арену победителем. Ну что же, начнем! Удачи всем вам, и пусть победит сильнейший Повелитель Фей!
  - Да будет так! – хором закричала толпа. Последние слова руководителя турнира и отклик народа уже стали традицией, сложившейся веками.
   И вот, наконец, долгожданные битвы за первенство начались. Развернув огромной длины пергамент, Квинлин громогласно выкрикивал имя каждого нового Повелителя Фей, чье имя было заранее внесено в список. Посредством волшебства имена в списке были перемешаны, поэтому очередные противники выпадали в случайном порядке. Битвы проходили один на один, как и было положено в турнирах. Услышав свое имя, каждый коллекционер фей реагировал по-разному. Кто-то подскакивал от неожиданности и, пару раз едва не падая, неуклюже ковылял к центру Арены. Кто-то, лишь гордо задрав голову вверх, величаво шагал навстречу своему сопернику, насмешливо улыбаясь. А кого-то приходилось толкать в плечо, чтобы тот, наконец, поднял голову и, нехотя поднявшись, вразвалочку заковылял к месту боя. Битвы тоже проходили по-разному. Бывало, феи одного участника разносили всухую фей другого. А бывало, что под конец жаркого и тяжелого боя у каждого оставалось по одной полуживой фее, и исход поединка был хоть и близок, но никому не известен. В такие моменты любители делать ставки судорожно звенели монетами в карманах.
   Наконец, после того, как феи одного участника все как один умерли от отравления, обеспеченного Падающим Деревом стараниями вражеского Тейза, Квинлин вновь опустил взгляд на пергамент и выкрикнул новое имя:
  - Сиамус!
  - Давно пора! – радостно воскликнул тот, с готовностью вскакивая с места и отряхивая с себя невидимый сор. Когда сын охотника на писки, ни на секунду не сомневающийся в своей победе, вышел к центру Арены, Квинлин выкрикнул имя его противника:
  - Иеремия!
   Какое-то время на Арене никто не шевелился, и среди занзарийцев пробежал шепоток. Но затем от толпы среди колонн отделилась одна, казавшаяся всем присутствующим неестественно высокой мужская фигура. Участник по имени Иеремия скинул капюшон накинутого плаща.
  - Человек! – закричали в толпе в ужасе. – Человек! Быть не может! Как он сюда попал?!
   Иеремия раздраженно вздохнул и накрыл лицо ладонью.
  - Идиоты… Не человек я, сколько можно говорить. Не человек. Посмотрите, - Он запустил пальцы в светлые, почти белые растрепанные волосы, демонстрируя типичные для представителей эльфийского рода заостренные на конце уши. – Надоели…
  - Спокойно, господа, он действительно эльф! – поспешил успокоить всколыхнувшуюся толпу Квинлин. - Успокойтесь и займите свои места. Турнир должен продолжаться.
   Небрежно кивнув гному-мастеру, парень по имени Иеремия, засунув руки в карманы тяжелой куртки, двинулся к своему противнику. Он буквально чувствовал сотни взглядов, изучающих его всего с головы до ног, однако давно к этому привык.
   Он действительно был внешне неотличим от человека. Попади он в человеческий мир, никто бы и не усомнился в том, что видит перед собой подростка лет девятнадцати-двадцати. Может, кому-то это показалось бы и хорошо. Но уж точно не Иеремии.
   Он родился девятнадцать лет назад в Тиралине у молодой эльфийки, торгующей в собственном магазине целебных снадобий, самом большом в столице. У той самой, к которой так часто за всем необходимым заходила Эми и которая отдала человеческой девушке редкого Сегбуза в обмен на Фею Света Суэйн. Уже тогда, после рождения, Иеремию называли уж очень большим младенцем. Его слишком высокий для эльфа рост и схожесть с человеком отразилась на всей дальнейшей жизни мальчика. И хоть внешне он был довольно симпатичен – не каждому эльфу достаются такие выразительные и непроницаемые для окружающих синие глаза, правильные черты лица, чистая белая кожа и крепкое для подростка телосложение – Иеремия, несмотря на это, терпел множество насмешек от своих ровесников. С детства он привык защищаться от обид кулаками, и поэтому никто не решался близко подойти к такому драчуну. От того друзей у Иеремии было мало – никому не хотелось водиться с таким агрессивным мальчиком, да еще и великаном, как его тогда называли. Поэтому сын торговки вырос хмурым, нелюдимым, замкнутым и весьма недружелюбным по отношению к окружающим. Где бы он ни находился, Иеремия всегда был один: он сторонился каждого, кто мог бы нарушить его личное пространство, и всегда старательно избегал людных мест. Больше всего его привлекал лес, находящийся за массивными воротами Тиралина: здесь он проводил большую часть своего времени, иногда даже ночевал в лесу, с удобством устроившись где-нибудь на мягком мху у поваленного дерева. Будучи еще мальчишкой, он с нетерпением ждал того момента, когда сможет получить свою фею, но мать говорила, что пока ему рано становиться коллекционером. Только к семнадцатилетию Иеремия получил в подарок на День Рождения маленького и на тот момент еще слабого Воргота. И пусть эта фея наружности была не самой приятной, юный хозяин был в полнейшем восторге – состоянии для него довольно редком. Мальчик еще чаще стал бывать в лесу, где он старательно тренировал своего крылатого «питомца». Он страстно желал вырастить из своего подопечного мощную и непобедимую фею. При этом, упорно тренируя Воргота, Иеремия также любил его немного побаловать, после каждого боя угощая его бальзамом или маной, на которые он никогда не жалел своих карманных денег. Благодарная фея всегда серьезно относилась к тренировкам и была очень дисциплинирована, поэтому с новым хозяином они хорошо сдружились. Со стороны казалось, что мальчик любит только свою фею, и никого больше.
   На следующий свой День Рождения от торговца сферами, которому мать за небольшую плату позволила торговать в своем магазине снадобий, Иеремия получил в подарок прекрасную золотую сферу. Радости именинника не было предела. Ведь теперь он мог поймать куда более сильную фею! Однако в лесу вокруг Тиралина не водилось сильных фей. А если и водились, так это были одни Феи Природы, а Иеремия очень хотел раздобыть фею новой стихии. Начитавшись в старых книгах, хранящихся в большой библиотеке Тиралина, о Феях Воздуха, парень, охваченный желанием заполучить хотя бы одну такую, стал просить разрешения у матери отправиться в Царство Облаков. Однако та наотрез отказалась, говоря, что это невозможно, так как путь до железной платформы очень тяжелый, долгий и опасный, и к тому же, стихийные ключи от него утеряны, и никто не знает, где их искать. Сникший, Иеремия некоторое время просидел в своей комнате, после чего молча натянув потрепанную куртку из грубой кожи, вышел на опустевшие к вечеру улицы Тиралина. Когда часы пробили полночь, мать всерьез забеспокоилась, сильно усомнившись в том, что ее сын лишь вновь ночует в лесу. Она походила по соседям, спрашивая, не видели ли те Иеремию. Один старый гоблин вспомнил о том, что видел мальчишку, идущего к воротам Тиралина, прижимающего к груди какой-то белый квадратный предмет, похожий на руну. Что это за руна и где он ее взял, понять было невозможно. Владелице магазина снадобий стало поневоле страшно за сына, которому ничего не стоило натворить глупостей. Каково же было ее удивление, когда примерно через час Иеремия вернулся домой целый и невредимый, довольно улыбающийся.
  - Где же ты был? – спросила эльфийка, зажигая свечу на выскобленном кухонном столе.
  - Да так, фею ловил, - С этими словами парень продемонстрировал летающую за его плечом молоденькую и хрупкую Фею Воздуха Айру, пойманную Ворготом, уже давно, кстати, обросшим шершавой древесной корой и превратившимся в Коргота.
  - Как ты поймал ее? – изумленно спросила мать, от удивления опустившаяся на стул.
  - Вот, руну раздобыл. Правда, сейчас мне нужно пойти и вернуть ее, хозяин беспокоится о ее сохранности…
  - Ты украл??
  - Нет же! Я никогда бы не стал красть, - Парень помрачнел. – Он попросил двадцать золотых монет за временное пользование, и я ему их отдал. Пойду отнесу руну обратно, а то еще и проценты начнет начислять.
   С этими словами он вновь вышел. Эльфийка-торговка, не вставая со стула, лишь всплеснула руками, в который раз поражаясь своему сыну.
   Айру Иеремия тренировал так же усиленно, как и Коргота. Однако Фея Воздуха оказалась куда менее упорна, чем ее товарищ по команде, и с куда большим удовольствием она резвилась в среди зарослей, нежели поднимала свой уровень боевых способностей. И, тем не менее, под строгим руководством Коргота, ставшего ее учителем, Айра вынуждена была оттачивать свое мастерство, хотелось ей того, или нет.
   Для того чтобы накопить денег на еще одну золотую сферу, Иеремия полгода откладывал эльфийские монеты, перестав баловать своих фей маной и бальзамом, как это было раньше. Перед тем, как парень, наконец, смог купить желанную сферу, на зимних праздниках он получил в подарок от матери одну серебряную. Поначалу Иеремия, желавший ловить только сильных фей, не знал, что с ней делать, но затем, прослышав о том, что Фею Камня Весбата можно натренировать до мощнейшего бойца, решил ее использовать. Найти Весбата ничего не стоило – это маленькое, хилое и некрасивое существо частенько нападало на него, когда он ходил вдоль лесных троп. Отыскав нужную фею в камнях, Иеремия приказал Корготу ослабить и поймать Весбата, что было выполнено в лучшем виде. Затем опять начались долгие и упорные тренировки. Теперь несчастную Фею Камня гоняло двое учителей, и, несмотря на свою природную лень, тот вскоре чуть окреп и уже не казался таким хилым.
   Не успели растаять снега, покрывающие земли Занзары, как Иеремия смог-таки купить золотую сферу на честно заработанные деньги. Парень искал заработок везде, где это было возможно – устраивался на временную работу, пусть даже довольно унизительную или неприятную, иногда помогал матери в магазине, получая за это монеты. И, любуясь поблескивающей на свету великолепной золотой сферой в его руке, Иеремия как никогда был уверен в том, что весь его труд прошел не зря. Одним холодным зимним утром, когда он вышел на прогулку в заснеженный лес, ему выпала редкая для коллекционера удача: когда парень от скуки бросал камни в заледеневшую речушку, оттуда на него напала потревоженная Фея Льда! Это была великолепная, грациозная Глассес, и Иеремия понимал, что не простит себе, если не сможет поймать эту фею здесь и сейчас. Поэтому Весбат, не так давно превратившийся в Стобата, дрался аккуратно, без привычного запала, дабы не убить ненароком свою противницу. К счастью, удача не оставила и сейчас – крылатая снежная королева была поймана, став частью команды Иеремии.
   Последней из пяти фей стала даже не совсем фея, а маленький красный дракон, живущий в Лавовых Пещерах. Его как щедрый дар преподнес старый гном, некогда живущий в Монагаме, за примерную службу Иеремии, устроившегося на работу в его небольшой подземной кузнице, построенной под Тиралином много лет назад. О Фее Огня сын торговки не мог и мечтать, поэтому он долго и горячо благодарил великодушного гнома. Также его ликование было вызвано тем, что теперь, наконец, он сможет достойно использовать эволюционный камень огня, некогда найденный во время путешествий по Царству Облаков. При соприкосновении с таинственным камнем Драквин изменился на глазах, превратившись в куда более сильного и ценного Флагвина. Поначалу дракону, не умеющему говорить, лишь рычать, было трудно поладить со своими товарищами по команде, и долгое время он так и норовил кого-нибудь укусить. Но со временем привык, прижился, и даже стал всеобщим любимчиком в команде.
   С тех пор Иеремия прилагал все усилия, чтобы сделать свою пятерку непобедимой. Добравшись до Монагама, он долго упрашивал местного кузнеца выковать для его фей хотя бы одно заклинание металла, и, наконец, получил одно, носящее наименование Тяжелый Металл. Из всех его подопечных это заклинание было по зубам только Симготу, ставшего его самой сильной феей, самым мощным бойцом, безжалостным к врагам. Иеремии удалось взрастить из маленького существа, представляющего собой симбиоз червя и мухи, настоящую машину для убийств. Ну а выученное заклинание металла сделало его еще опаснее. Симгот был настоящим поводом для гордости.
   Просчитав эффективность своей колоды, Иеремия обнаружил, что для идеальной комбинации фей и заклинаний не хватало одного заклинания света. Вновь попросив у соседа руну (в этот раз скупердяй запросил за это целых сорок монет!), парень отправился в Царство Облаков, где смог приобрести у местного торговца-спекулянта Отражение, которое вполне мог выучить Флагвин. После этого Иеремия с гордостью осознал, что его колода эффективна против всех стихий, о чем любой коллекционер фей мог лишь мечтать. О чем, в сущности, с детства мечтал он сам. И вот, наконец, ему представился шанс показать силу своих фей сотням людей – и, возможно, стать новым героем Занзары.
   И сейчас на белую Арену сын торговки вышел с пятью сильными, натренированным и опытными феями, которых он упорно готовил к боям годами.
   Противники стали друг напротив друга, обменявшись сухими кивками. Симгот, паривший за плечом Иеремии, и Гремрок, принадлежавший Сиамусу, не сговариваясь, закружились в сияющем вихре сиреневых искр и покинули измерение старой Арены.
   Из мрака вырисовались очертания десяти высоких колонн, по две пятерки из которых были равноудалены друг от друга. На одной из них, выпрямившись, стояли феи Иеремии: Симгот, всегда бывший лидером команды, Латисия, Флагвин, Глассес и Гарбат. Сосредоточенные, они внимательно изучали противника, высматривая его сильные и слабые стороны, при этом мысленно и сообща продумывая тактику нападения. Они настолько привыкли работать в команде, что могли понять и разобрать любую промелькнувшую мысль друг друга как свою собственную – таким образом, план нападения складывался в считанные секунды подобно чертежу, выведенному быстрой, умелой и отточенной рукой. 
   Перед ними стояло также пять фей. Первой и самой, как можно было судить, главной в команде был Гремрок, воинственно стучавший по своей широкой груди; рядом, помахивая фиолетовой шляпкой, на своей единственной «ноге» стоял Фигари; за ним, поигрывая немалыми мускулами, следовал Гораэль, облаченный в сияющие золотые доспехи; слева от него с ноги на ногу переминалась низкорослая Биолектра; пятерку замыкал огненный Тайнзард, восседавший на покрытой переливчатой оранжевой чешуей крылатой ящерице. Все они смотрели гордо, убежденные хозяином в своей непобедимости и неоспоримом великолепии. Члены же команды Иеремии пробегали глазами по противникам лишь с целью старательно запомнить заклинания каждого и быстро обдумать, когда и на кого будет лучше напасть. С самого начала обучения боевому мастерству они учились серьезно относиться к битвам, сосредотачивать все свое внимание на тактике боя и не отвлекаться ни на что другое.
   Наконец прозвучал финальный сигнал, и десять фей, как по команде одновременно оторвавшись от земли, взмыли в воздух, навстречу тьме, рассеявшейся уже через миг, открывая взору огромную арену, представленную в виде плавающих в воздухе на разных уровнях каменных башен. Первыми в бой вступили лидеры обеих команд. Рассекая широкими крыльями холодный воздух, Симгот, заряжая в руке Тяжелый Металл, без страха полетел прямо навстречу каменному гиганту, зная, что пока что Колючая Броня обеспечит ему временную защиту. Он успел нанести несколько ударов по Гремроку, но тот, оценив положение, поспешил скрыться, уступая дорогу Тайнзарду. Однако Симгот успел покинуть астральную арену, прежде чем огненная ящерица набрала достаточно большой заряд для выстрела.
   Место Симгота занял Флагвин, уже старательно набиравший световое Отражение. Мог бы выйти славный удар, однако огненная ящерица успела отскочить и скрыться за одной из зубчатых башен, отчего немалой мощи заряд ударил по темному камню. Флагвин ощутил, как Тайнзард исчезает с арены, однако сам покидать ее не спешил. Он с радостью осознал, что во вражеской команде нет ни одной эффективной против него стихии. От этого из горла дракона вырвался победоносный рык – в этом бою ему не придется спасаться бегством ни от одной феи. Кому же хватит духу противостоять ему?
   Ответ в виде пущенного Биолектрой электрического разряда не заставил себя ждать. На самом деле Сдвиг по Времени, которому добавило мощи Усиление Вида, оказалось достаточно болезненным, и, зарычав от досады, Флагвин нанес быстрый удар по Фее Энергии и поспешил скрыться, уступая место Гарбату. Тот, несмотря на немалую мышечную массу, передвигался очень быстро, и найти Биолектру ему ничего не стоило. Энергетическая Фея, надеясь на свою силу, все же отважилась нанести несколько ударов по сопернику и скрыться в каменной башне. Однако Гарбат, с шумом взмахнув огромными серыми крыльями, стрелой устремился за ней, набирая в руке с каждым мигом закручивающийся все больше каменный снаряд. Издалека ему удалось заметить, как Фея Энергии начинает исчезать в сиреневых искрах.
  - Не уйдешь! – вслух прорычал он, чувствуя, что если не нанесет удар сейчас, его просто разорвет от ярости, какую он всегда испытывал во время боя. И ему удалось осуществить задуманное – Биолектра получила огромное повреждение, прежде чем успела покинуть арену. Гарбат ликующе расхохотался, но тут же вновь сосредоточился и быстро прикинул, кто сейчас может выйти вместо Феи Энергии. Как оказалось, испытать свои силы решил родственный по стихийной принадлежности Гремрок – Гарбат воспринял это как вызов померяться способностями. Поэтому, вместо того, чтобы уступить Флагвину, он повернулся лицом к летящему навстречу противнику и приготовился атаковать. Затеялась отчаянная перестрелка. Силы обеих фей были практически равны, и предугадать исход поединка было невозможно. С каждым выпущенным ударом ярость обеих фей камня нарастала, а жизненные силы стремительно таяли. Наконец Гремрок, яростно взревев, выпустил огромной мощи каменный снаряд, который должен был добить Гарбата. Однако в самый последний момент тому удалось на лету скользнуть под плавучий островок с башней и избежать удара. Прежде чем Гремрок понял, в чем дело, уже основательно усиленный удар Гарбата прикончил его, и лидер команды Сиамуса растворился в мерцающей дымке. Измотанный и израненный, Гарбат без слов покинул арену, уступая место хрупкой и грациозной Латисии. Ее противником оказался Фигари. Прежде чем Фея Воздуха успела набрать достаточно сил для хорошего удара, эффект Легких Шпор поразил ее, значительно замедлив скорость пополнения заклинания. Видя, что Фигари набирает уже второй удар, Латисия поспешила скрыться за одним из зубцов башни, дабы переждать действие заклинания, как внезапно ее выкинуло обратно в астральный карман, что могло произойти без ее желания только по воле кого-либо из членов команды.
  - «Не трать жизненные силы попусту», - бросила ей Глассес по пути, прежде чем эффектно материализоваться в новой плоскости. Прежде чем Легкие Шпоры настигли и ее, королева льда успела нанести несколько ощутимых ударов по Фигари, завершив это заклятием Ледяной Стрелы, даже на расстоянии хорошо чувствуя, как медленно промерзает его грибное тело, замедляя скорость передвижения. Чертыхаясь под нос всеми лесными ругательствами, Фигари попытался вновь ударить по Глассес Легкими Шпорами, но куда ему теперь в замороженном состоянии было угнаться за ловкой Феей Льда? Еще пара ударов – и летающий гриб был повержен. Зная, кто сейчас появится на поле боя вместо погибшего товарища, Глассес поспешила покинуть арену, однако, к несчастью, Стрела Огня, выпущенная Тайнзардом, успела настигнуть ее; открытое пламя, прошедшееся по тонкой холодной коже ледяной феи, причинило ей безумную, мучительную боль. Медленно распространяющиеся по телу невидимые ожоги стремительно истощали жизненные силы, и покинула арену Глассес, находясь в полуживом состоянии. Ее заменил Флагвин, поспешивший отомстить за обожженную соратницу и без промедления начавший один за другим наносить по Тайнзарду световые удары. Совсем скоро лягушонок на огненном ящере был повержен, и на его место встала Биолектра, тут же принявшаяся нещадно палить Сдвигом по Времени по ослабевающему дракону. Тот не успел скрыться и вскоре исчез из астрального мира.
   Несмотря на малые жизненные силы, Гарбат все же вернулся на арену. Завидев его, Фея Энергии стала поспешно отступать, но каменный снаряд оказался быстрее – Биолектра умерла. Битва ускорилась, приняла позицию «Кровь за кровь», и теперь жизнь и смерть зависела от каждого, даже самого малейшего удара. В команде Сиамуса оставался один Гораэль, живой и здоровый.
  - «Предоставьте это мне», - бросила Латисия, заменяя полумертвого Гарбата. Скользя по воздуху подобно легкому перышку, она старательно уворачивалась от воздушных снарядов Гораэля, пуская между тем в ход свои собственные. Обе феи были ловки и в равной степени сильны, однако вскоре можно было понять, что перевес находился в основном на стороне Гораэля, который, как ни крути, был крепче и выносливее Латисии. В последний момент полуживая Фея Воздуха опять была заменена Глассес, и та в один удар покончила с противником. Но под воздействием ожогов тут же растворилась следом.
   Исход поединка был ясен. Победа по праву досталась Иеремии.
   Сказать, что Сиамус был в ярости – все равно что не сказать ничего. Закипая подобно чайнику на быстром огне, он требовал повтора, говоря, что наверняка феи противника жульничали, хотя в таких боях жульничество в принципе было невозможно.
   Об Иеремии говорили, и говорили очень много. Мастерство его фей впечатлило немалое количество народу. Почти все азартно настроенные занзарийцы поставили принесенные с собой деньги на победу этого удивительного эльфийского мальчишки. На него смотрели во все глаза, пока тот, не обращая на окружающих никакого внимания, спокойно и с заботой давал Глассес лекарство от ожогов.
   С кем бы он ни сталкивался, каждый бой оканчивался его победой. Многие говорили, что с роду не встречали такого талантливого Повелителя Фей. Когда на белой Арене выступили два последних участника, никто уже не сомневался в победителе. Последний удар, последняя ушедшая жизнь – и феи Иеремии остаются единственными, сумевшими разбить всех пришедших сюда с разных уголков Занзары противников. Сомнений не было – вот он герой, вот он, великий и могущественный Повелитель Фей, избавитель, спаситель.
   Тяжелой походкой Квинлин подошел к сыну торговки и снизу вверх глянул на него.
  - Я поздравляю вас, юноша. Вы достойны помочь Занзаре.
   Затем он раскинул руки и торжественно провозгласил:
  - Дамы и господа! Поприветствуем же нашего нового героя – Иеремию!
   Арена взорвался криками, воплями, аплодисментами. Настолько громкими, что задрожали белые колонны.
   Иеремия фыркнул:
  - Героя… Пока что я еще не герой. Но спасибо за внимание. За мной, Симгот.
   Развернувшись и вновь накинув на голову темный капюшон, он спокойно засунул руки в карманы и молча покинул Арену, сопровождаемый невольно раздражавшими его овациями, которые продолжались еще очень долго.

Отредактировано SaRagSkell (2013-10-06 17:17:11)

0

14

Ваау... Крутооой поворот событий!..

0

15

Глава 4: Вторжение
 

  - Эми, что-то не так?
   Девушка вздрогнула от неожиданности и ненароком задела локтем стоящий рядом стакан с водой для кистей. Тот начал падать на пол и в одночасье разлетелся на множество сверкающих на неоновом свету старой белой лампы осколков, образовав на гладком линолеуме крупную лужу воды.
   В небольшой комнатке-студии повисла тишина. Взгляды всех присутствующих обратились на Эми, которая, от досады прикусив губу, тут же вскочила со стула и попыталась свернутым в трубку черновым листом бумаги собрать осколки с пола.
  - Возьми лучше это, - высокий человек средних лет с короткой и жесткой черной бородой подал девушке швабру. – Так тебе будет проще.
  - С-спасибо, - невнятно ответила Эми, опустив голову, чтобы скрыть полыхающее от стыда лицо. Угораздило же ее!..
   Собрав, наконец, все осколки в пластмассовый совок и донеся их до контейнера, стоявшего в углу студии, она смогла вернуться к своему мольберту у окна. Опустившись на стул, девушка вновь тупо уставилась в абсолютно белый лист акварельной бумаги, уже на протяжении двадцати минут так и остававшегося пустым.
  - Эми, - вновь обратился к ней подошедший преподаватель, слегка нахмурившись. – Что с тобой случилось? Еще год назад я мог с уверенностью утверждать, что ты – лучшая художница в моей группе!.. Но что происходит с тобой сейчас? За последний год ты толком не закончила ни одной работы, да и те, скажу честно, очень слабые. В чем же дело? У тебя что-то случилось?..
  - Ничего, - ответила Эми, отведя взгляд. Объяснишь ли ему, что после потери всякой связи з Занзарой она теперь вообще мало что способна сделать, вкладывая в это свою душу? Словно сердце осталось там, за древним порталом, а в Лондоне за нее продолжает волочить свое бессмысленное существование пустая и безжизненная оболочка. Потух интерес ко всему, что раньше интересовало. Ранее Эми могла в полной мере гордиться своим талантом к рисованию. Она почти ежедневно посещала академию искусств, где имела возможность оттачивать свое мастерство, и все ее труды приносили свои плоды. Но после того как Рафи с руной в руках исчез из ее комнаты, прошло немного времени, прежде чем интерес к рисованию и всему, что с ним связано, внезапно потух. Эми ходила в академию без всякой охоты, и это отражалось на ее работах, которые были в разы хуже и слабее всех прошлых.
   Нынешняя тема, заданная преподавателем, казалась невыполнимой: он попросил каждого нарисовать место, ассоциирующееся со счастьем. Как рисовать? Что рисовать? Зачем рисовать? Все эти мысли вяло толкались в голове девушки, пока она продолжала отвлеченно смотреть в одну точку на белом листе. К тому моменту у тех, кто сидел рядом, под кистями уже мелькали самые разные цвета, места, пейзажи. Кто-то изобразил мирную солнечную поляну, кто-то – захватывающий вид на мир с высоты птичьего полета. У многих рисунки были почти закончены. Лишь у Эми лист продолжал пустовать, а палитра оставалась все такой же чистой.
   Преподаватель покачал головой.
  - Ну, Эми, разве у тебя нет места, где ты счастлива?
  - Наверное, нет.
  - Даже в твоем воображении?
   Данный вопрос заставил призадуматься всерьез. Не совсем чтобы в воображении, конечно, однако… Для сего мира подобное и воображением можно счесть.
   Девушка неуверенно потянулась за кистью. Увидев это, преподаватель одобрительно улыбнулся и потрепал ученицу по плечу.
  - Вот и славно. Я уверен, что у тебя все получится, Эми.     
   Та тяжело вздохнула. Хорошо бы.
   Идеи появились внезапно, и их было непривычно много. Проблема лишь в том, что холст всего один – на нем не изобразишь целый магический мир. Но в нем наверняка должно быть место, которое смогло бы воплотить в себе саму сущность Занзары. Ее сердцем, коим называли, к примеру, Белый Собор. Но Эми не хотела ни вспоминать, ни рисовать это место. Слишком тесно оно было связано с воспоминаниями о Белом Друиде, который для юной Повелительницы Фей все-таки был ложкой дегтя в бочке меда ее бывалых приключений.
   В голове всплыла одна из ночей – казалось бы, абсолютно незначительная, но почему-то вспоминавшаяся с наибольшей теплотой.
    Тогда Эми, решив, наконец, воспользоваться ключом, отданным Квинлином, решила отпереть им старые западные ворота Тиралина и узнать, что же это за таинственные руины за ним находятся, о которых ей порою рассказывали некоторые жители города. После недолгой ходьбы по извилистым лесным тропам и нескольких встреч с довольно сильными дикими феями цель была достигнута. Глазам человеческой девушки престали величественные, освещенные пробивающимися сквозь густые переплетения ветвей алыми лучами заходящего солнца руины старого храма. Даже в разрушенном состоянии один лишь его вид вызывал невольный трепет и благоговение – казалось, эти загадочные руины хранят в себе многовековые истории и о многом могли бы поведать, если бы умели говорить. Алый, почти винный свет неспешно скользил по шершавому камню уцелевших высоких арок, медленно скрываясь за верхушками деревьев и вместе с солнцем уходя за далекий горизонт. Зачарованная необычайным местом, от которого словно невидимыми волнами исходила какая-то мистическая энергия, Эми сама и не заметила, как на землю медленно опустилась теплая и светлая ночь.
  - Эми, - Океана, парившая за плечом хозяйки, осторожно коснулась предплечья ее руки, и только тогда девушка, чуть вздрогнув от неожиданности, вернулась мыслями в реальность. Чуть помотав головой, она вновь подняла взгляд на руины и увидела, что вместо золотисто-алого вечернего света они были освещены отраженным сиянием молочно-белой луны.   
  - Быстро же стемнело… - пробормотала она вслух. Пора было устраивать привал. И, похоже, что именно здесь.
   Медленно Повелительница Фей поднялась по небольшому склону навстречу величественным руинам, которые с приближением казались все выше и выше. Как же все-таки здесь красиво!.. Так красиво, что и словами не передать.
   Едва лишь девушка собралась пройти под аркой, которая, по-видимому, когда-то служила главным входом в храм, из камня весьма внезапно, окруженная мерцающей белой аурой, с боевым кличем возникла самая настоящая Фея Света Лигейн, которую Эми видела впервые. Ни у кого из встречавшихся ей ранее Повелителей Фей не было Фей Света, все знали, что они являются страшной редкостью, и уже многие годы никто не был в состоянии найти их.
   Принимая вызов, Океана устремилась следом за Лигейн и исчезла в камне, услышав напоследок немой приказ Эми:
  - «Поймайте ее!»
   На тот момент состав самой команды был несколько иным. Из пяти фей не изменились с тех пор лишь Океана и Витерия. Присутствовал и Дреданокс, однако на тот момент он был в разы слабее и носил имя Турнокса. Даймонекс еще не был пойман, и его место занимала Фея Воздуха Лурия. Ну а будущее место Феи Света в то время занимал Клам, которому и было поручено схватить свою преемницу.
   Лигейн, не способная летать, зато умеющая плавно левитировать, передвигалась медленно и дралась соответствующе - со спокойствием, гармонией и невозмутимостью, даже в тот момент, когда близко было поражение. Эта была сама по себе очень красивая фея, но в то же время очень хрупкая и уязвимая, особенно перед мощными и грубыми зарядами болезненной Пси-Магии. Когда Лигейн была достаточно ослаблена, шустрый Клам налетел на нее и схватил, лишив возможности сбежать. Фея Света напоследок слабо вздохнула и растворилась в воздухе, оказавшись в чужой власти. Пользуясь моментом, Эми поспешно подняла вверх сияющую в ночной полумгле хрустальную сферу, сжатую в ее руке, и тут же заключила в нее поверженную Лигейн. Когда охватившее фею сияние исчезло, сфера словно рассыпалась на мерцающие зеленоватые искры и исчезла. Лигейн была доставлена к месту жительства ее нынешней владелицы.
  - Вернусь в Лондон, обязательно возьму ее в команду, - вслух проговорила Эми, радостно улыбаясь. – О мощи Фей Света ходит столько разговоров! Кого бы я ни встречала, каждый мечтает хотя бы об одной такой. Как же нам повезло!
  - Ага, ты предашь меня? – ехидно прожужжал над ее ухом вылетевший из эльфийской сумки Клам, быстро стуча по сгорбленной спине своими маленькими крылышками. – Почему бы тебе не вышвырнуть из команды Лурию? На мой взгляд, бесполезней феи не найти!   
  - Эй! – донесся высокий голосок Феи Воздуха из сумки. Внутри закопошились, и под лунный свет выбралась его крылатая обладательница. – Ты кого это бесполезной назвал? Тебе не стыдно?
  - Нет! – нарочито растянув одно слово, ответил Клам, показавший Лурии язык.
  - А ты в курсе, что я сильнее тебя? – воскликнула та возмущенно.
  - По эффективности, да не по опыту, - ухмыльнулась Фея Пси. – Тебя поймали зна-а-ачительно позже, чем меня.
   Тот описал вокруг Эми круг и продолжил:
  - А кто будет биться против света? Против льда?
  - Против света и я могу! – заметила Океана, вылетев из сумки следом. – Не забывай, что я знаю одно хорошее заклинание металла.
  - Ну, допустим, - буркнул тот. – А вот против льда?
  - Когда я найду легендарную Карту Огня, я смогу спуститься к Лавовым Пещерам под Монагамом, - заметила Эми. – Говорят, там водятся отличные Феи Огня. Я уже очень давно хочу получить такую. Тайнзард, как ни крути, все-таки слабоват. Я хочу найти кого-нибудь посильнее.   
   Обиженный Клам отвернулся. Юная Повелительница Фей коротко вздохнула.
  - Ну не дуйся. Я столько фей сменила – и ничего. Сидят у меня дома, отдыхают в свое удовольствие да радуются. Тебе-то чего жаловаться – уходишь на заслуженный покой. И кстати, время уже позднее, пора устраивать ночлег. Здесь, среди руин, можно найти достаточно удобное место.
   Эми уверенно двинулась вперед, выискивая глазами уголок, где можно было бы прикорнуть, как внезапно ее внимание привлек некий искрящийся во тьме предмет, который, как казалось, плавал прямо в воздухе… А ведь и не показалось! Нечто испускающее слабое мерцание действительно находилась на некотором расстоянии от земли. Издалека это было похоже на одну из Карт Стихий, но ведь никто и никогда не говорил о том, что за воротами Тиралина может находиться еще одна карта… Хотя, находясь в Занзаре, глупо удивляться подобным вещам.
   Эми подошла ближе и убедилась, что это действительно была карта стихии. Оставалось лишь выяснить, какой именно… Девушка протянула руку и осторожно взяла карту двумя пальцами, после чего «вытянула» ее из магического невидимого барьера, позволяющего ей находиться в воздухе, который, как уже по опыту знала Эми, после этого бесшумно лопнул подобно мыльному пузырю, и последние его мигающие искры потухли, не достигнув земли.
   Повелительница Фей поднесла лицевую сторону карты к глазам и хорошенько ее разглядела. Как и положено, в центре ее красовалась большая буква «Z» и стройный силуэт неизвестной феи, издавна являющейся символом всей Занзары. Фон карты состоял из пересекающихся друг с другом ярких голубых и сиреневых спиралей – не нужно было быть гением, чтобы понять, что данный узор указывает на принадлежность к пси-магии. При одном лишь соприкосновении с картой Эми почувствовала энергию, пульсирующей волной исходящую от нее. Ощущение этой немалой силы вызывало невольные мурашки по коже. Девушка взглянула на летящего рядом Клама.
  - Ничего не чувствуешь?
  - А то как же! – Тот активно закивал, после чего неожиданно повернул голову в сторону и резко втянул носом воздух. – Я чую, что здесь повсюду спят феи света и энергии, и все они готовы напасть, стоит только тебе к ним подойти. Будь осторожна.
  - Как ты узнал об этом? – пораженно спросила Эми, прежде чем до нее, наконец, дошло. – Ага, вот оно что. Такова наша карта. Отлично. Сейчас вступать в дуэли у меня нет никакого желания, и мои ребята тоже притомились, так что давай, Клам, покажи место, где не прячутся свирепые дикие феи.
  - Легко, - Пси-Фея, активно захлопав маленькими крылышками, устремилась вперед, после чего замерла и повернулась вокруг своей оси, не переставая принюхиваться к отяжелевшему от влаги ночному воздуху.  Наконец тот повернулся к укромному уголку у поросшей мхом стены.
  - Вот здесь никого.
  - Отлично! – обрадованная избавлению от необходимости вслепую тыкаться вокруг в поисках спокойного места, Эми тут же опустилась на траву, скрестив ноги и прислонившись спиной к прохладной каменной стене. Свою сумку она положила рядом, и из нее один за другим стали выбираться ее крылатые подопечные. Турнокс вышел под лунный свет последним и с удовольствием расправил затекшие в тесноте крылья, после чего, не сказав никому ни слова, оторвался от земли и взмыл ввысь.
  - Куда это он? – полюбопытствовала Лурия, глядя ему вслед.
  - Полетает, разомнется и вернется, - отмахнулась Витерия, поспешившая занять место на удобном мягком мху в у камней, чтобы немного вздремнуть. Неугомонный Клам же продолжал летать вокруг, бурча себе под нос:
  - Чтобы меня, почтенную фею Пси, да заменить какой-то нерасторопной и слабой феей Света… Дожили…
  - Вспомни, насколько ты был силен, когда мы только тебя поймали, - заметила Океана, с неодобрением глядя на него. – Ты был таким же слабым, и любая фея Природы сносила тебе жизни за раз… Так что не надо наговаривать на Лигейн, молодняком и ты когда-то был.
   Тот недовольно посмотрел на фею Воды, но ничего не сказал, продолжая летать кругами, жужжа себе что-то под нос. Наконец Океана, бросив взгляд на подсохшую чешуйчатую кожу своих бледно-синих рук, обратилась к Эми:
  - Ты не могла бы посмотреть по карте, далеко ли отсюда до ближайшей реки?
   Повелительница Фей достала из сумки свернутую трубкой потрепанную карту и аккуратно развернула ее на коленях.
  - Вынуждена тебя разочаровать, до ближайшего источника воды отсюда далековато. Хуже то, что он находится в Тиралине.
  - Ясно, - разочарованно протянула Океана, отвернувшись. Эми чуть закусила губу, после чего, видимо, осененная какой-то идеей, в очередной раз запустила в сумку руку и извлекла оттуда прихваченную из Лондона пластмассовую бутылку с питьевой водой.
  - Может, тебе хватит и этого?..
   Океана с интересом взглянула на пол-литровую бутылку, которую видела впервые.
  - Что это за сосуд такой?
  - Его называют бутылкой.
  - Разве бутылки делают не из стекла? Это ведь не стекло, это… Не знаю даже, что это за чудо такое.
   Эми приглушенно рассмеялась.
  - В моем мире бутылки не только из стекла. Это, к примеру, называют пластмассой. Очень удобная, кстати, штука. Хотя ввиду ее долгого разложения в земле пластмассу считают не слишком-то и экологически чистым материалом… А да ладно, не будем углубляться в подробности. Так тебе хватит этой воды?
  - О да, сполна!
  - Чудненько, - Улыбнувшись, Эми извлекла из бокового кармана эльфийской сумки железную кружку и осторожно, стараясь ничего не расплескать, наполнила ее чистой водой. Когда она поставила кружку на землю, Океана тут же подлетела к ней и, зачерпнув в ладони немного прохладной воды, поспешила умыть высушенную ушедшим за горизонт солнцем кожу лица и рук. После этого фее Воды стало заметно легче, что отразилась не только на ее внутреннем, но и внешнем состоянии – помутневшая было и утратившая свой перламутровый блеск чешуя вновь засияла при слабом лунном свете. По окончании «водных процедур» Океана от души поблагодарила свою хозяйку, спасшую ее от мучительного чувства пересыхания, которое неминуемо испытывает каждая фея Воды, долгое время находящаяся вдали от водных источников.
   Заложив руки за голову, Эми подняла взгляд на простирающееся над зачарованным лесом ночное небо, щедро усыпанное звездами. Именно этот кусочек неба, окруженный возвышающимися над землей каменными зубцами разрушенного храма, был невероятно красив. Такого скопления звезд на небе Эми еще никогда не доводилось видеть, что было неудивительно, поскольку девушка прибыла из туманного Лондона, где звезды ночью видны крайне редко. Она и не подозревала, что ночное небо может быть настолько красиво. Дорожка звезд похожа на портал, на очередной портал, ведущий куда-то очень далеко, туда, куда хода нет ни одному земному существу. Место, которое находится дальше чем любой существующий мир, будь то волшебный или обычный, человеческий… Как знать, быть может, феи, создавшие Занзару, оттуда и пришли? Ведь все эти феи это действительно являются чем-то неземным… Особенно феи света – откуда же могли произойти эти великолепные, грациозные существа, воплощения всего самого чистого, неоспоримые идеалы света?.. Что могло породить этих существ, которых в полной мере можно назвать маленькими божествами? На такое способна только та неведомая сила, то недосягаемое измерение, к которому ведет эта звездная дорога.
   На миг представив, какой была бы ее жизнь, не попади она в Занзару, привела Эми в ужас. Она столько увидела, чего в Лондоне она не увидела бы никогда. Кем она была раньше? Ну, скажем так, она была обычной восемнадцатилетней девушкой-подростком, желающим поскорее окончить последний год обучения в школе, чтобы поступить в какой-нибудь престижный колледж, как этого хотели родители. Обычной девушкой, у которой свои интересы и увлечения, любовь к рисованию, немалый интерес к музыке. Со своими слабостями и неудачами. Таких же девушек миллиарды во всем мире, и вплоть до того дня, как в ее доме неожиданно появился чудной гоблин Рафи с заветной шкатулкой, Эми никогда не задумывалась о том, что она может стать чем-то большим, чем просто «девочкой из Лондона». Размеренный ход ее рутинной жизни был неожиданно прерван внезапным перемещением в необыкновенный мир, называемый Занзарой, где ничего не подозревающая девушка узнает о том, что она – героиня из пророчества! Вот тебе и раз! И не просто героиня, а могущественнейшая Повелительница Фей всех времен – можно сказать, все вышло как из грязи в князи. С тех пор Эми столько увидела, узнала столько вещей (и не только о Занзаре), о которых не догадывалась на протяжении всех своих восемнадцати лет. Возникало ощущение, что в прежней жизни она была слепа, глуха и нема. Занзара словно показала то, насколько яркой на самом деле может быть жизнь, насколько важной ты иногда можешь для кого-то быть. Ощущение того, что на тебя надеются, в тебя верят, и ждут от тебя великих подвигов, было с одной стороны тяжелым грузом на плечах, отягощенным мучавшим вопросом, полным отчаяния: «А если я не справлюсь?». Но с другой стороны это пробудило в душе какое-то совершенно новое, очень бодрящее чувство – Эми впервые ощутила себя по-настоящему нужной. Доселе она считала себя настолько незначительным в этом огромном мире существом, что внезапное осознание того, что в ее руках судьба целого мира, было шокирующим, разрушающим все былое мировоззрение к чертям. Занзара настолько изменила ее, что Эми с уверенностью могла утверждать, что после всего пережитого она стала совершенно другим человеком.
   Впервые ей была доверена такая ответственность, впервые ей приходилось делать что-либо, имеющее такое огромное значение. Именно поэтому вера в ее душе окрепла, и в тех ситуациях, когда казалось, что близок крах, Эми резко сжимала кулак и вслух произносила: «Я сделаю это, я сделаю все, что в моих силах. Если пророчество утверждает, что я – та самая героиня, я справлюсь с любыми трудностями».
   Эми безумно любила Занзару. Ей казалось, что это место всегда было ее родным домом, что здесь она выросла, пришла в этот мир. Это странное ощущение не покидало ее с того момента, как она впервые встретилась со своей первой феей – Силлией, которая и сейчас была с ней, давно эволюционировав в Витерию. Тогда, чувствуя ритм быстро колотящегося маленького сердца своей феи и слыша негромкий шелест ее тонких крыльев за спиной, Эми осознавала, что так и должно быть. Ее несколько не испугало то, что она ощущала сердцебиение и дыхание, своих крылатых подопечных, ее не пугала та мистическая связь с ними, которая порой вызывала ощущение того, что с феями они являются чем-то неделимым целым. Феи черпали ее силы, а она их, и это казалось совершенно нормальным, естественным. Может, причина в том, что она действительно станет легендарной Повелительницей Фей?..         
   Эми прикрыла глаза и улыбнулась. Утомившись за этот долгий день и нелегкий путь, она почти сразу стала проваливаться в сон. Девушка прекрасно чувствовала рядом своих фей – ее верных и преданных защитников, с которыми она всегда может рассчитывать на мирный сон, который подарит новые силы для того, чтобы на рассвете (как, наверное, красивы будут в это время суток руины!) вновь отправиться в путь…

   В этот момент кисть в руке Эми словно сама стала двигаться по прикрепленному к мольберту листу бумаги, набрасывая очертания ночных руин и бесконечного неба над ними. Девушка так увлеклась, что не стала даже делать предварительного эскиза. Ей и не было это нужно: вид руин словно призрачный след находился перед глазами, ровно ложась на шероховатую белую поверхность. Буквально в минуты по количеству заполненного красками пространства на холсте Эми обогнала своих сокурсников. Теперь ничто не могло отвлечь ее от работы. Она не слышала ни мерного гула голосов вокруг, ни занудного голоса диктора, вещавшего из небольшого старенького радио, стоявшего где-то в углу студии; ни назойливого жужжания белых широких ламп над головой. Когда преподаватель подошел для того, чтобы посмотреть на результат ее работы, его очки медленно сползли на самый кончик носа от немалого удивления.
  - Эми! – воскликнул он пораженно. – Это…
  - В чем дело? – оторвавшаяся, наконец, от своей работы девушка подняла чуть обеспокоенный взгляд на преподавателя. – Что-то не так?
  - Да нет же! – выдохнул тот. – Напротив, Эми, это… Это великолепно! Никогда еще я не видел, чтобы ты ТАК рисовала! Ну вот видишь, я знал, что не могла ты так просто растерять свой талант – настоящий талант вечен! Умница, за работу ты получаешь высший бал. На сегодня ты свободна, можешь идти домой.
  - Спасибо, - Эми улыбнулась, однако когда она вновь взглянула на изображенные на листе бумаги руины, залитые лунным светом, улыбка сползла с ее лица. Вместо облегчения стало только еще больнее.
  - Позволь, кстати, поинтересоваться, что это за место? – полюбопытствовал преподаватель, склонившись к работе и поправив на носу свои очки. – Ты бывала здесь?
  - Да… бывала…
  - Где это? Не очень похоже на Англию.
  - Это очень далеко от Англии, - неопределенно пробормотала Эми, спешно складывая кисти в свою сумку.
  - И что же это за страна такая? – продолжал допытываться художник. - Весьма интересно, наверное, это какое-нибудь важное историческое место?..
  - Вроде того, - Эми встала со своего стула и подошла к вешалке с одеждой, что стояла у двери в студию. Накинув на плечи длинный серый плащик и перекинув сумку с рисовальными принадлежностями через плечо, она попрощалась с преподавателем и поспешила уйти, боясь, как бы тому не пришло в голову задать ей еще какие-нибудь вопросы.
   Когда Эми оказалась на улице, шел противный моросящий дождь. Девушка накинула на голову капюшон плаща, думая о том, что очень кстати она решали надеть его перед выходом из дома.
   Некоторое время она просто хмуро шла вдоль мокрого, усеянного хлюпающими под ногами лужами  тротуара, не глядя по сторонам и невольно задевая плечами прохожих. Некоторые останавливались и возмущенно что-то говорили ей вслед, но Эми не слышала их. Мыслями она была очень далеко от серых дождливых улочек, окружавших ее.
   Только когда ноги буквально сами привели ее к дому, девушка, наконец, очнулась. Вздохнув, она наклонилась и, подняв плетеный коврик под дверью, достала из-под него ключ от парадного входа. Вставив его в замочную скважину и два раза повернув, Эми толкнула дверь и вошла. Сняв намокшие ботинки и оставив их у входа, она повесила плащ, с которого ручьями стекала вода, на крючок, прибитый к стене, после чего поднялась наверх, прямиком в свою комнату. Как обычно, родителей дома не было. Ну и хорошо.
   Бросив сумку на стул, Эми села на кровать и уронила голову на руки. Это было невыносимо. Если весь последующий год после изгнания можно было ни на что не надеяться, то в свой девятнадцатый день рождения ее надежды были настолько высоки, что их крах был мучителен. Подсознательно в тот день Эми так надеялась, что, как и ровно год назад, вдруг из неоткуда появится Рафи со шкатулкой в руках, в которой она обнаружит руну, способную привести ее в Сад Фей… Как же, черт подери, это было глупо! Он не появится! Никогда! Занзара не вернется, не вернутся и ее любимый феи! Только когда же она поймет это, когда смирится с этим? Она человек, она лишняя в магическом мире. Давно пора было это понять.
   Эми встала с кровати и опустилась на пол перед открытым шкафом у стены. Там, в самом отдаленном выдвижном ящике находился ее маленький тайник, который вряд ли кто-либо смог бы отыскать. Там хранилась та самая шкатулка, которую так бережно хранила бывшая героиня из предсказания как память о волшебном мире, оставившего в ее жизни такой неизгладимый след.
   Достав шкатулку, девушка вновь опустилась на кровать и аккуратно провела пальцем по вырезанным на дереве замысловатым узорам. Интересно, что случилось с ее феями? Эми не раз задавалась этим вопросом, и каждый раз приходилось строить все новые и новые догадки. Скорее всего, каждая вернулась к своему ареалу обитания, к родным местам. Витерия, возможно, вернулась к Руфусу, который был ее прежним хозяином. Суэйн могла вернуться к руинам, где она была выловлена Кламом. Океана?.. Океана вполне могла отыскать свою хозяйку, которая с готовностью отдала ее Эми когда-то в обмен на серебряную сферу. Или же она нашла какое-нибудь красивое и влажное местечко, вроде водопада – Океане всегда нравились водопады. Даймонекс, вероятно, вернулся под землю, к пещерам, заполненным магмой. Хотя вряд ли. Даймонекс никогда не упускал случая завести знакомство с какой-нибудь симпатичной феей, а в пещерах под Монагамом обитают только особи мужского пола. Так что огненный демон может быть где угодно. А Дреданокс? Наверное, он вернулся в загадочную часть Царства Тьмы в подвале дома Люциуса, где он обитал раньше. Главное, чтобы с ними все было в порядке. Остальное не столь важно.
   Вновь стало невыразимо грустно. Эми страшно хотелось увидеть своих любимых фей… И почему Рафи не позволил ей забрать их с собой в мир людей? Ведь они же были готовы пойти за ней!
   Однако думать об этом теперь нет никакого смысла. Эми отложила шкатулку и подумала о том, что пора бы отвлечься хотя бы ненадолго. Который час?.. Хм-м, можно пойти перекусить чем-нибудь. Какое-никакое, а все же отвлечение.
   Эми медленно и нехотя спустилась вниз по лестнице. Вялые безрадостные мысли толкались ее в голове, и сейчас юная Повелительница Фей и подозревать не могла, что через секунду она увидит нечто за рамки вон выходящее…
   Когда девушка вошла на кухню, ее ждал величайший шок. Оказалось, она была в комнате не одна. За столом, небрежно уничтожая приготовленную еще вчера мамой индейку и обгладывая кости, сидело низкое существо с абсолютно белой сморщенной меловой кожей и бегающими красными глазками, зловеще поблескивающими недобрым огоньком. Одето оно было в престранный костюмчик, очень похожий на тот, в который одевались придворные шуты во времена средневековья. На маленьких ступнях красовались туфли с заостренными носами. За его спиной, излучая бледно-розовую ауру, вилась Фея Хаоса Псироу.
   За ее столом сидел самый настоящий темный эльф.
   Рот Эми открылся в немом изумлении. Она могла ждать чего угодно, но не этого. По старой привычке она хотела было встать в боевую стойку и отдать своим феям мысленный приказ атаковать, как вспомнила, у нее теперь нет фей. Она беззащитна перед этой маленькой темной тварью, не пойми как оказавшейся у нее на кухне. Черт, и что теперь делать?..
   Пока все эти мысли судорожно метались в голове девушки, эльф, наконец, обратил на нее внимание.
  - Ба-а! – воскликнул тот противно визгливым голосом. – А вот и та человеческая девушка! Прекрасно, что ты здесь! Оказывается, вы гиганты, знаете толк в еде, большое спасибо за эту странную птицу… Не знаю ее названия. Очень уж вкусна. Ну да ладно, я не за этим был послан сюда.
   Утерев тыльной стороной тощей руки лоснящийся от птичьего жира рот, темный эльф спрыгнул со стула и издевательски ухмыльнулся.
  - Вот она, героиня, у которой, однако, теперь даже феи нет, ибо с позором она была изгнана из волшебного мира. Хах, это прекрасно, что я могу с такой легкостью уничтожить легендарную Повелительницу Фей!
  - Зачем я вам? – прошептала Эми, отступая на шаг. – Что вам еще от меня надо?
  - Что надо? Твой труп нам надо! – рявкнул эльф. – Ты думаешь, я сюда чай с тобой пить пришел? Мне отдали приказ не церемониться особо с тобой и прикончить тебя как можно скорее, ибо твоя прыткость уже давно всем известна.
  - Ну так а что вы сейчас делаете, как не церемонитесь? – фыркнула Эми, чтобы скрыть дрожь в голосе. – Если уж вам приказали сделать все без промедления, вы бы даже и разговаривать со мной не стали.
  - Она еще фыркает! – прорычал темный эльф. – Ты должна в ногах просить у меня пощады, презренная тварь! Иначе ты умрешь через считанные секунды.
  - Так ты сказал, что у тебя приказ убить меня. Какой толк тогда унижаться и просит пощады?
  - А ну заткнись, человечина! Псироу, убей ее!
   Эми была готова к этому. Едва лишь Фея Хаоса, которой передалась злость ее хозяина, пустила в девушку смертоносный луч своей магии, та за долю секунды схватила с ближайшей тумбочки блестящий металлический поднос и закрылась им как импровизированным  щитом. Отраженный луч хаоса отскочил от гладкого металла к шторе, на которой от удара осталась жженая дыра. Пользуясь моментом, Эми выскочила из комнаты по направлению к гостиной. Молниеносный Псироу без промедления устремился за ней и быстро нагнал девушку, вновь выпустив в нее хорошо закрученный снаряд хаоса. В этот раз Эми каким-то чудом удалось увернуться, и разрушительный луч лишь выбил стекло в застекленном шкафу у стены. Удар был настолько сильным, что осколки со звоном разлетелись по всей гостиной, и к величайшей неудаче, один из них, отлетая от разбитого стекла на большой скорости, попал в глаз. Эми споткнулась от неожиданности и, упав на четвереньки, глухо вскрикнула от боли, судорожно заморгав, отчего стало еще хуже – острая боль в слезящемся глазу заставляла забывать обо всем вокруг. Мамочки, как больно-то!..   
   Только услышав позади характерный звук, с которым набирается заклинание, Эми смогла заставить себя вновь подняться на ноги и побежать, продолжая держаться за мигом покрасневший поврежденный глаз. Прежде чем луч хаоса вновь нагнал ее, девушка успела вильнуть за спинку тяжелого дивана. Услышав, как под ударом треснула кожаная обивка на нем, Эми сжалась, понимая, что глупо надеяться на спасение – без защиты своих фей ей не справиться с Псироу. Она не сможет убегать вечно, тем более, когда у нее в глазу находится осколок стекла, и от боли трудно соображать. Рано или поздно Фея Хаоса нагонит ее и убьет…
   Вблизи послышалось прерывистое хлопанье крыльев. Совсем близко…  Эми приготовилась умереть, как внезапно чья-то худая холодная рука схватила ее за запястье.
  - Держись за меня крепко! – судорожно прошипел кто-то рядом. Эми открыла здоровый глаз, но ничего увидеть не успела – в мгновение ока ее окружил искрящийся белый свет, за которым плавно исчезали очертания гостиной. За которым вдруг исчезло все, в том числе и дьявольский поток энергии хаоса, растворенный светом буквально в сантиметре от ее виска.

   Эми открыла глаза (а точнее глаз) где-то в полумраке, в котором проступал лишь потрескивающий огонек под круглым оловянным котлом, в котором неизменно булькало некое ядовито-зеленое варево.
   Девушка дрожала с головы до ног. Страшно слезящийся глаз ничего не видел и жутко болел. Словом, все было очень паршиво. Она не совсем понимала, миновала ли опасность или нет. Ей бежать? Прятаться? Защищаться?
   Только миг спустя Эми, наконец, узнала место, в котором находилось. Она уже и не думала, что после увиденного на ее собственной кухне темного эльфа она еще сможет испытать шок.
   Она действительно находилась в пещере Рафи.
   Эми судорожно завертела головой, как увидела рядом и хозяина, дрожащими руками сжимавшего руну человеческого мира.
  - С ума посходили, - пробормотал он себе под нос. – Если темные эльфы нашли вход в человеческий мир, то дело дрянь…
  - Рафи… - прошептала Эми в изумлении, медленно поднимаясь с колен. – Я сплю?..
  - Хорошо бы, - Гоблин тяжело вздохнул и отложил руну. - Ты как вообще? Цела? Та мерзостная Фея Хаоса не успела тебя ранить?
  - Нет, не успела, - девушка помотала головой.
  - А что с глазом?
  - Стекло попало. Псироу разбил любимый мамин шкаф. Черт, а ведь они еще там!.. Что будет с мамой и папой, когда они вернутся?..
  - С ними все будет в порядке, - заверил ее Рафи. – Эльф уже убрался оттуда восвояси.
   Его голос звучал настолько уверенно и успокаивающе, что Эми все же ему поверила. Она потерла плечи руками и глянула на выход из пещеры, откуда виднелся кусочек неба. На Сад Фей опускались сумерки.
  - Зачем они пришли за мной? – спросила юная Повелительница Фей по возможности спокойным голосом. – С чего вдруг они решили меня убить? Я поняла бы, если бы это была месть, но ведь я уничтожила Стража год назад… До них что, только сейчас это дошло?
  - С того момента темные эльфы и мечтают увидеть тебя мертвой, - признался Рафи, переминаясь с ноги на ногу. – Но до этого времени они не могли пробраться в мир людей. Я и сейчас не понимаю, как им это удалось. Нет, понятное дело, тут была использована руна, но где они могли ее взять, я не могу ответить.
  - Но как ТЫ оказался в Лондоне? Как узнал, что на меня напали?
  - Дело в том, Эми, что зачастую руны имеют своих, так сказать, «близнецов», то есть в Занзаре могут находиться сразу две руны, между которыми установлена нерушимая мистическая связь. Эти руны неотличимы друг от друга и телепортируют своего обладателя в одну и ту же точку пространства. Так вот, когда одна из рун используется, вторая всегда реагирует на перемещение своего «близнеца» характерным свечением. Благо, моя руна в этот момент была рядом, и я увидел, что в эту секунду кто-то переместился в мир людей. Меня это немало напугало, ибо я был уверен, что «близнец» моей руны был уничтожен много лет назад. Выходит, я ошибался, и теперь эта руна находится в руках темных эльфов.
  - Н-да, ситуация паршивенькая, - протянула Эми. – И что теперь?
  - Хорошо бы отобрать ее.
  - Ну да, пошли в Царство Тьмы, набьем пару обнаглевших физиономий и заберем руну. Что может быть проще?
   Рафи, не выдержав, усмехнулся.
  - Я и не говорил, что это будет легко. Но Эми, ты ведь понимаешь, что это сможешь сделать только ты?
  - Как, скажи мне?? – Девушка развела руками и возвела глаза к потолку. – Я изгнанница, забыл? Меня не то чтобы темные эльфы – мирные жители готовы убить на месте!
  - Я все понимаю. Но пока руна в руках у темных эльфов, ты никогда не сможешь спокойно вернуться домой – любое твое перемещение сразу отследят, чтобы вернуться в Лондон и убить тебя, а может и твою семью тоже.
   Руки Эми в бессильной злобе сжались в кулаки. Наконец она просто села на низенькую кровать и, подперев голову рукой, негромко заметила:
  - А вот чего они так хотят моей смерти? Что я им сделала? Ну да, надавала я пинков со своими феями их феям и им самим, но ведь все только потому, что они стояли на моем пути. Можно подумать, Страж был для них так важен. Только Друид бегал с этой железякой как курица с яйцом, а им-то что? Они просто выполняли команды своего предводителя.
  - Считай, они не могут смириться с тем, что человек смог победить всех их фей. Этим ты уязвила их самое больное место, ведь испокон веков темные эльфы считались самыми сильными и опасными Повелителями Фей в Занзаре. А тут появляешься ты и разносишь их всех в пух и прах практически без усилий. Согласись, им есть отчего тебя ненавидеть.
  - Да уж, - вздохнула Эми, растрепав волосы рукой. – Ты, кстати, не знаешь, как из глаза можно достать стекло? Ничего не вижу, и болит жутко.
  - Ох да, спасибо, что напомнила, - встрепенулся Рафи. – У меня в Эндеве живет один хороший друг-эльф. Он целитель, и думаю, он сможет тебе помочь. Пойду схожу за ним.
  - Постой, - Эми схватила его за руку. – Я же…
  - Не беспокойся, он не воспримет тебя как изгнанницу. Септимус относится к тем немногочисленным личностям, которые все еще верят в тебя как в свою героиню.
  - А… Тогда ладно.
  - Так что сиди пока здесь, скоро вернемся мы оба, - Рафи двинулся к выходу из пещеры, как на полпути замер и обернулся к девушке. Улыбка тронула его губы. – Кстати, я забыл сказать тебе о самом важном. Тебя здесь кое-кто очень ждет.
  - Правда? Кто именно?
   Вместо ответа Рафи вновь повернулся в сторону простирающегося за входом в пещеру сада и окликнул кого-то:
  - Эй, ребята, хватит хандрить, летите сюда! Ни за что не поверите, кто вернулся к нам! Вы еще не забыли свою хозяйку за год?
  - Ты это серьезно?! – воскликнул кто-то в ответ изумленно. Голос оказался для Эми до боли знакомым…
   Буквально в мгновение, со свистом рассекая крыльями воздух, в пещеру на немалой скорости влетело пять взбудораженных фей.
  - Суэйн! – вне себя от радости завопила Эми, вскакивая. – Дреданокс! Витерия! Океана! Даймонекс! Ребята, это действительно вы?!
  - Эми! – в тон ей закричали феи хором, за долю секунды оказавшиеся рядом со своей хозяйкой. Едва не плача от радости, та смотрела на своих крылатых друзей, еле сдерживаясь, чтобы не схватить их всех и не обнять. Только страх ненароком сломать им крылья или пару костей удерживал ее от чувственного порыва. Смеясь, ликуя, победоносно крича, феи летали вокруг нее, наперебой расспрашивая, как она без них и все ли с ней в порядке. Рафи с улыбкой наблюдал за всем этим, и только когда возбужденные разговоры чуть улеглись, заметил:
  - Ты можешь в полной мере гордиться своими феями, Эми. Когда я отправил тебя в человеческий мир, я предлагал им вернуться в родные места, породившие их, однако все они наотрез отказались, заявив, что будут ждать тебя здесь столько, сколько потребуется. Они до последнего верили, что ты вернешься. За последние месяцы они хоть и продолжали тебя ждать, но заметно пали духом. Однако все-таки тебя они дождались. Ладно, пойду я. Твой несчастный глаз надо спасть.
   После этих слов Рафи ушел, и вскоре шуршание его жестких ступней по земле стихло вдали.

Отредактировано SaRagSkell (2013-10-27 17:25:27)

0

16

Урееееееее! Фееееееечкииии!!

Чёрт, мне никогда не научиться писать такие рассказы :|

0

17

Глава 5: Начальная Точка Пути.

   Персонажем, носившим имя Септимус, который, как утверждал Рафи, был целителем в Эндеве, оказался приятной наружности пухлым и добродушным эльфом, которого по старой привычке тянуло заботиться обо всем и всех вокруг, даже о тех, кто был вполне здоров. Что уж говорить об Эми, которой действительно досталось.
   Септимус, за которым неспешно следовал маленький и прыгучий Тайнрог, вошел в пещерку следом за Рафи, с доброй улыбкой похлопывая себя по животику, явственно говорившему о том, что жил целитель в достатке и благополучии. Наконец взгляд его голубовато-серых глазок остановился на юной Повелительнице Фей.
  - И что здесь у нас?... Так вы и есть Эми, мисс? Счастлив познакомиться с вами, - Тот пожал девушке руку и слегка поклонился. – К великому несчастью, по причине долгого отъезда меня не было в Эндеве во время вашего пребывания в Занзаре, поэтому до сегодняшнего момента мне так и не выпала честь познакомиться с вами. Я счастлив, что она представилась мне сейчас. Что бы там о вас ни говорили, я и моя жена ни на секунду не сомневаемся в том, что вы действительно наша героиня. И еще бы – проделать такой путь, преодолеть такое количество трудностей и – что, черт возьми, весьма немаловажно! – вы наголову разбили этих растреклятых темных эльфов, которые на протяжении стольких лет преследовали коллекционеров фей и делали что им вздумается на территориях, которые им никогда и не принадлежали! И все ради того, чтобы вернуть нашей Занзаре мир и благополучие! Поистине, Эми, ваша храбрость и удивительная для столь хрупкой и очаровательной леди сила вызывают восхищение, особенно сейчас, когда я вижу вас перед собой.
  - Спасибо, - Эми, малость смущенная, улыбнулась эльфу. Тот широко улыбнулся ей в ответ, после чего наклонился ближе.
  - А теперь давайте-ка посмотрим, что там с вашим глазом.
   При осмотре и принятии необходимых мер по извлечению осколка, во время которых Септимус велел Эми сидеть неподвижно, та продолжала разговор со своими феями, желая выведать у них все, что она могла пропустить за казавшийся бесконечным год. На ее коленях лежала оставленная ранее эльфийская сумка, которую ей принесли ее крылатые питомцы. Хранившаяся где-то в затененном углу пещеры, та оказалась совершенно нетронутой, и все предметы, такие как всевозможные ключи, эльфийские монеты и прочие полезные вещи, остались на своем месте. Все было на месте. Все, кроме…
  - Рафи, - Эми дернула головой, чем вызвала немалое раздражение целителя, который просил ее сидеть неподвижно. – Где мои руны?
   Гоблин, в этот момент глядевший куда-то в невидимую точку Сада Фей, простирающегося за выходом из его пещерки, вздрогнул и обернулся.
  - Мне очень жаль, Эми… - пробормотал он, неуверенно спрятав руки в карманах закатанных кожаных штанов. – В тот момент, когда я, отправив тебя в Лондон, вернулся обратно, в пещеру ворвались несколько вооруженных эльфов, искавших тебя. Они хотели обшарить мою пещеру, но ограничились лишь тем, чтобы просто обыскать твою сумку. Руны они забрали из неизвестных мне соображений, однако все остальное оставили, а позже ушли. Благо, руну человеческого мира я успел припрятать, и она осталась при мне.
  - То есть, мне придется ковылять до Царства Тьмы пешком? – недовольно спросила Эми. – Отлично, вот это везение! И на кой черт им понадобились мои руны? Воры! Самые настоящие воры! Какое право они имели брать то, что мне не принадлежит? Вот и помогай им после этого!
   После этого юная Повелительница Фей сделала глубокий вдох и чуть-чуть успокоилась, хотя возмущение и продолжало кипеть в ней. Чтобы отвлечься, она начала расспрашивать своих верных фей о том, как и что произошло во время ее долгого отсутствия. Как оказалось, рассказывать было не о чем – долгие и невообразимо скучные дни тянулись один за другим, не оставляя ровным счетом никаких впечатлений, поскольку черпать их было неоткуда. Без захватывающих и экстремальных битв пятерка заметно приуныла, и, как показалось Рафи, даже окружающая их аура помутнела. Сейчас же возвращение Эми словно вернуло фей к жизни – они были веселы как никогда. Океана, Витерия и Даймонекс и вовсе на радостях устроили какой-то дикий хоровод, напоминающий танец жрецов перед очередным жертвоприношением. Даже угрюмый Дреданокс улыбался, что было для него крайне редко. Настолько редко, что огненно-водно-природная банда любителей хороводов приостановилась, чтобы получше разглядеть улыбающегося демона с целью запомнить этот редчайший в истории Занзары момент и передать его своим потомкам (у фей, конечно, как таковых потомков не водится, однако всякое случается). В общем, настроение у всех было приподнятое, и каждого внезапно пробило на шутки и смех. Витерия и Океана немедля заставили Рафи подсуетиться, чтобы тот сварил что-нибудь вкусное к такому замечательному событию, однако Септимус тут же перекрыл их планы, сказав:
  - В этом нет необходимости. Сегодня я попрошу жену пожарить нашего гусака – случай как нельзя подходящий. В конце концов, в Занзару вернулась наша героиня. Я буду рад, если она согласится разделить с нами хороший ужин.
   Эми хотела было отказаться, говоря, что в этом нет никакой необходимости, однако эльф горячо настоял на том, что она должна отужинать с ними. Затем, узнав от Рафи, что юной Повелительнице Фей, похоже, придется задержаться в Занзаре, Септимус тут же сказал, что человеческому существу, которое показалось ему столь хрупким и болезненным (что было не совсем так) вредно спать в холодной пещере. После этого он поспешил добавить, что у него в доме есть лишняя комната, и поэтому присутствие гостьи никак не стеснит его и его семью.
   Эми вновь отказалась, не желая злоупотреблять чьим-либо гостеприимством, а уж тем более гостеприимством эльфа, который видит ее первый раз в жизни и зовет героиней, хотя она, в общем-то, ничего такого героического и не совершала. Но Септимус был иного мнения. В общем-то, несмотря на то, что Эми ненавидела принимать от кого-либо помощь, которую сама считала незаслуженной, эльф-целитель каким-то образом умудрился уговорить ее. Для этого он как бы невзначай по ходу расписывал то, какого расчудесного гуся умеет запекать его жена, а Эми, к слову, так и не успела поесть, виной чему был неожиданный визит темного эльфа, поэтому сейчас она не могла не поддаться на красивые описания всевозможных яств, которыми обещал ее угостить Септимус.
   Когда из многострадального опухшего и покрасневшего глаза был извлечен злополучный осколок (явно не без магии: Эми-то знала, что в человеческом мире без хирургического вмешательства дело бы не обошлось), Септимус сложил «инструменты» первой помощи в свой кожаный саквояжик и попросил Эми последовать за ним.
  - Вы думаете, я так просто смогу пройтись по Эндеве никем не замеченной? – полюбопытствовала девушка, хмыкнув. Эльф призадумался и почесал в затылке.
  - Действительно, не можешь. Однако сейчас на дворе глубокая ночь – тебя могут и не заметить. Вот, возьми мой плащ – для тебя он, конечно, коротковат, но должен сойти.
   Плащ и в самом деле был коротковат: скажем так, он едва дотягивал до колен, но впрочем, могло и сойти. Вряд ли в Занзаре, конечно, проживают настолько высокие существа, чтобы Эми не выглядела подозрительно. Оставалось надеяться на удачу. В последнее время только на нее и оставалось надеяться.
   С одной стороны тот факт, что до тех пор, пока руна не будет отобрана у низкорослых красноглазых тварей, домой никак не вернешься, мог стать полноценным поводом для печали и плохого настроения. Однако когда ужас после пережитого нападения немножечко спал, Эми в полной мере поняла то, что ее мечта вернуться в Занзару сбылась. Она снова здесь! Черт возьми, разве этому нельзя не порадоваться? И любимая преданная пятерка фей по-прежнему с ней, готовая остаться со своей хозяйкой до последнего, защитить ее и вновь встретиться лицом к лицу с вечной опасностью. А опасности будут обязательно. Там где есть долгая дорога, всегда есть приключения. А там где приключения, обязательно есть опасности. Единственным настоящим поводом для расстройства были отобранные руны – с ними было так удобно путешествовать и это так экономило время! Теперь весь путь придется проделать на своих двоих. Хотя Рафи ведь сам говорил, что у каждой руны есть свой близнец. Как знать, может, в скором времени ей улыбнется удача, и она сможет отыскать близнеца руны Царства Тьмы. Это было бы замечательно. Не очень хочется ковылять сквозь леса и глухие болота, чтобы добраться до этого мрачного и неприветливого места.
   Уже на выходе из пещеры Рафи приостановил Эми за руку.
  - Подожди.
   Та обернулась.
  - В чем дело?
  - Я обязан предупредить тебя. Во время твоего пути тебе нужно быть предельно осторожной…
  - Будто я сама этого не знаю. Я же здесь считаюсь преступницей.
  - Я не это имею в виду, Эми. Ты спрашивала меня, что нового произошло в Занзаре, однако после твоего исчезновения действительно произошло КОЕ-ЧТО. Кое-что не хуже всего того хаоса, творившегося в нашем мире по вине Стража.
   Эми повернулась к нему и удивленно вскинула брови.
  - И ты молчал. Говори же, в чем дело.
  - Что-то странное происходит с дикими феями. Многие из них по необъяснимым причинам меняются, превращаясь в настоящих чудовищ, неуправляемых и очень сильных тварей, которых невозможно приручить и едва ли можно одолеть в схватке. Они распространяются по Занзаре с ужасающей скоростью, и никто не может этому помешать. Будь начеку, эти маленькие монстры могут прятаться где угодно, ты и твои феи должны быть к этому готовы. На днях был организован турнир, который должен был избрать самого сильного и смелого Повелителя Фей, способного противостоять опасным тварям. Ему и было поручено отыскать причину появления этих странных мутировавших фей и по возможности остановить это безобразие. Им был избран молодой эльф. Я видел, как сражались его феи… Эми, это действительно очень сильный Повелитель Фей. Я не знаю, где сейчас он может быть, но тебе желательно избегать встреч с ним.
  - Хм-м, спасибо, что предупредил, - Эми отвернулась, призадумавшись над чем-то. Рафи тяжело вздохнул, услышав знакомую интонацию, которую можно было расшифровать как: «Вызов принят!».
  - Ты не будешь осторожна, - Это был даже не вопрос, а утверждение.
  - Ну почему… Может, и буду… - пробормотала девушка. – Однако если уж мне доведется столкнуться с этим эльфом, я не стану убегать. Хотелось бы узнать, что это за Повелитель Фей такой.
   Рафи вновь тяжело вздохнул. Для Эми если уж погружаться в злоклю… приключения, так полностью.
  - За мной, ребята, - подозвала Эми своих фей, накидывая на плечи маленький плащик. Вместе с Септимусом они покинули уютную гоблинскую пещеру и двинулись вдоль спускающейся вниз тропинки. Когда они поравнялись со старым деревом, росшим у самого выхода из сада, взгляд Повелительницы Фей привлек некий маленький обугленный предмет, лежащий где-то между выпирающими из-под чуть влажной земли корнями. Осторожно подняв его, девушка узнала некогда парящую в воздухе книгу, приветственно шелестевшую страницами, так и прося, чтобы ее прочли. Именно эта книга встретила Эми у выхода из пещеры в тот день, когда та попала в Занзару в первый раз. Как путеводитель, говорящая книга с охотой посвятила героиню из пророчества в курс дела, дополнив тем самым рассказ Рафи. Что же случилось с ней сейчас? У кого хватило кощунства сжечь ее?
   Эми бережно перелистнула почерневшие съежившиеся страницы, однако, несмотря на всю ее аккуратность, обуглившаяся бумага тут же рассыпалась, оставишь лишь черным пеплом на пальцах. С тяжелым вздохом девушка положила остатки книги на место.
  - Кто это сделал? – спросила она, повернувшись к своим феям, до этого момента внимательно наблюдавшим за ней. Те переглянулись.
  - Эльфы, - наконец обронил Дреданокс довольно хмуро. – Любые книги, в которых находили хотя бы намек на то, что ты – героиня из предсказания, считались ложными. А чтобы ложь не распространилась подобно заразе, ее надо уничтожить подчистую. Так они говорили.
  - Это до какой же степени надо меня ненавидеть, - глухо процедила Эми, отвернувшись. Витерия и Океана хотели было что-то сказать, но девушка вновь повернулась к ним, уже со слабой улыбкой продолжив: - Но это не страшно. Может быть, я как-нибудь восстановлю свое доброе имя. А может и нет. В любом случае, если вы, конечно, захотите, в человеческий мир вы вернетесь со мной.
  - Ты действительно думаешь, что мы можем не захотеть? – спросила Суэйн невозмутимо. – Мы ждали тебя почти год. Мы обязаны тебе всем. Из слабых и недалеких диких фей ты сделала нас воинами, чьему опыту и количеству увиденного может позавидовать любая фея Занзары. Ты сумела не только хорошо тренировать нас, но и проявлять при этом заботу о нас, о нашей безопасности, самочувствии и благополучии. Таких Повелителей Фей как ты очень мало, поверь мне. Мы пойдем за тобой туда, куда ты скажешь.
  - Спасибо, - Эми тепло улыбнулась. – Спасибо, правда. Давненько ничьи слова так не радовали меня.
  - Эми! – позвал ее Септимус. – Где ты там?
  - Извините, иду, - откликнулась девушка, поспешив догнать ушедшего далеко вперед целителя.
   Наконец они вышли к Эндеве, где единственным источником освещения в ночном мраке служил подрагивающий свет восковых свечей и ламп в окнах домов, блики которых плясали на поверхности бегущей реки и преломлялись в брызгах воды от вращающегося деревянного колеса. На улице никого видно не было, за исключением совы, неизменно восседавшей на невысокой деревянной ограде. Несмотря на кипевшую в ней обиду, Эми улыбнулась при виде знакомой деревушки. Одна действительно скучала по этому мирному и чудному местечку.
   Когда юная Повелительница Фей следом за Септимусом ступила на аккуратный мощеный гладким камнем мостик, перекинутый через реку, сидящая на деревянной перекладине сова вскинула голову и приветственно ухнула, хлопнув крыльями по бокам:
  - Рада видеть тебя, Эми.
   Девушка вздрогнула от неожиданности и удивленно поглядела на сову, однако тут же усмехнулась. Она уже успела подзабыть, что от зорких глаз не упрятаться даже в ночной темноте.
   Спокойно и без проблем они дошли до небольшого домика на окраине деревни, притаившегося за кустами яркого рододендрона. Там их со всем радушием встретила жена целителя, такая же пухленькая и добродушная эльфийка по имени Марлен, которая, как оказалось, уже приготовила горячий ужин, готовая к приходу гостей. По маленьким комнаткам с низкими (для человека) потолками разносился чудный запах запеченного гуся, сдобных булочек и горячего шоколада – на десерт. Эми с наслаждением вдохнула аппетитные запахи, подловив себя на мысли, что впервые за долгое время ей настолько тепло и уютно. Не успела Повелительница Фей и оглянуться, как уже миг спустя после того, как она переступила порог, ее усадили за низенький выскобленный деревянный стол, на котором в разрисованных райскими птицами тарелках дымился вкусный ужин.
   Пока эльфы, усевшиеся за стол напротив Эми, расспрашивали гостью обо всем, что только можно, ее феи с удобством устроились на широком подоконнике, занятом лишь одним глиняным горшком с растущим в нем папоротником. У пятерки было праздничное настроение. Даймонекс и вовсе запивал веселье малым лечащим бальзамом, тайком извлеченным из сумки хозяйки – пусть его необходимо было использовать только для исцеления полученных в бою ран, огненному демону, да и не ему одному, эта вещица по вкусу нравилась. Эми замечала то, что бальзам вызывает чуть ли не привыкание у некоторых фей, поэтому по возможности удерживала Даймонекса от его употребления. Тем более, эльфийских монет у нее было не так уж и много, чтобы позволять подобное расточительство ценного лечащего средства. Однако сейчас Фея Огня не чувствовала угрызения совести – случай то позволяет.   
   По ходу радостных разговоров пятерка пришла к обсуждению предстоящей дороги, что в итоге вылилось в спор о том, какая тактика боя является наиболее эффективной. Пяти бойцам с большим опытом за плечами было о чем поспорить. Дреданокс утверждал, что лучший способ уничтожить врага – это атаковать его яростно, не давая сосредоточиться, довести до состояния паники. Несмотря на то, что доказывал он это с видом, явственно говорившим о том, что любого возразившего ждет мучительная смерть, Океана все же осмелилась возразить ему, заметив, что устраивать мясорубку совершенно ни к чему, и самое главное в бою – ловкость и способность уворачиваться от ударов. Даймонекс же считал, что на самом деле залогом победы является урон. Витерия, давно приноровившаяся к Старой Броне, была с ним солидарна. Суэйн в обсуждении не участвовала, и когда остальные поинтересовались ее точкой зрения, она лишь пожала плечами, сказав, что пользуется разными тактиками.
  - Знаем мы, какая у тебя тактика, - с улыбкой фыркнул Даймонекс, отхлебнув еще бальзама. – Самым жестоким образом палить по врагу с каменным лицом. Феи Света все такие.
   Суэйн чуть улыбнулась.
  - Я боец все-таки. Не вижу в этом ничего такого уж страшного. Я вообще считаю этот спор бессмысленным – мы только за счет того и побеждаем в боях, что у нас всех разные тактики.
  - Да я ничего и не говорю. Напротив, здорово же сражаешься. Не знай я тебя и твою неизменную серьезность так хорошо и не относись я тебе как к сестре, я бы точно попытался покорить эту крепость…
   Дреданокс бросил на огненного демона быстрый испепеляющий взгляд.
  - Еще не хватало, чтобы ты вовлек в свои охотничьи похождения кого-то из команды. Тогда точно все размякнем.
  - Можно подумать, дело только в этом, - рассмеялась Витерия. – Будто я тебя не знаю, Даймонекс. Ты бы и так попытался привлечь Суэйн, если бы ваша первая встреча не состоялась тогда, когда ты был еще малышом Пиксом.
  - Не напоминай мне о моем темном прошлом, - отмахнулся тот. – Сейчас-то я крут. Не каждая фея может нарастить такие мускулы. Лайбью вон и тот не смог. Вот Океана, погляди на меня, разве я не красавец?..
  - Ну и дурак! – хохотнула Океана. – Ты пятьдесят раз на дню хвастаешь своей внешностью. Да ты бы и чаще это делал, если бы Дреданокс как-то не пригрозился свернуть тебе шею за хвастовство. Будь серьезнее, что ли.
  - К черту серьезность, - фыркнул Даймонекс. – Со мной зато весело. Лучше быть таким как я, чем как Дреданокс.
  - Отцепись, - рыкнула Фея Тьмы.
  - Тише, ребят, - бросила им Эми со своего места. – Передеретесь еще.
  - У нас все под контролем! – заверил Даймонекс, спрятав за спину бальзам и улыбнувшись той улыбкой, которую считал просто «чертовски обаятельной». Повелительница Фей с усмешкой покачала головой.
  - Суэйн, разнимешь их, если что.
  - Конечно, не впервой.
  - Вот и чудно, - Эми вновь повернулась к своей тарелке и обнаружила, что та внезапно исчезла, как и все прочие, что находились на столе. Вместо нее появилась красивая с перламутровым отливом чашка, наполненная ароматным горячим чаем из неких дивных трав, а также блюдце с чем-то похожим на мармелад или рахат-лукум, покрытым сахарной пудрой. На вкус сие лакомство оказалось лучше всякого мармелада. Вряд ли подобное можно попробовать в мире людей.
   После часа, проведенного в уютном доме эльфов, Эми почувствовала себя значительно лучше. Боль в глазу чудесным образом прошла, испуг был позабыт, голод утолен, и вскоре девушка поняла, что преспокойно рассказывает Септимусу и Марлен о себе, своей жизни, переживаниях и сомнениях. Кто бы мог подумать, что чай с мармеладом так развязывают язык.
  - А ведь правда, что ты – самый сильный Повелитель Фей в Занзаре? – наконец поинтересовалась Марлен, с благоговением глядя на кружащих наперегонки по комнате фей Эми.
  - Не знаю, - Та скромно улыбнулась. – Может, есть кто-то и посильнее, но всех, с кем мне пока доводилось сталкиваться, моя команда побеждала.
  - Очень хотелось бы посмотреть на них в бою, - заметил Септимус. – А может, они продемонстрируют нам свою силу? Пусть сразятся с нашими феями. Хоть с Марлен у нас их в сумме десять, опыта у них мало. Не хотите ли принять вызов?
  - Не знаю, - Эми пожала плечами. – Только если мои согласятся.
   Подняв голову, она окликнула.
  - Стоять, народ. Вас тут на дуэль приглашают, согласны?
   Прекратив топить в чайнике Амниса, обозвавшего его «грязной феей тьмы», Дреданокс поднял взгляд.
  - Я действительно это услышал? И с кем же?
  - С десятью феями. Ну или с девятью, если ты не оставишь Амниса в покое. Чай же горячий. Остальные как, хотите?
  - Да я только за, - Даймонекс размял пальцы. – Самое время кого-нибудь поджарить.
  - Значит, решено. Готовьтесь.
   Зловеще улыбнувшись друг другу, пятнадцать фей синхронно закружились в воздухе – кто изящно, кто неуклюже – и растворились в ярких искрах.
   И вот, поединок начался. Истосковавшиеся по битвам, феи Эми в считанные секунды пришли в боевую готовность. Им не терпелось «размять крылышки», как говорилось среди прочих фей. Силы, дремавшие в них, жаждали найти свой выход на астральной арене.
   Первым на поле боя вырвался Дреданокс, тут же сжавший когтистые пальцы для сотворения в них мощного заклинания. Он вновь ощутил в себе силы самой темной стихии Занзары. Уроженец Царства Тьмы не боялся дьявольского ликования, испытываемого при каждой новой унесенной жизни, ибо это было лучшим, что он мог ощутить. Сие чувство не сбивало с толку, не затуманивало разум – только феи тьмы способны были позволять ему завладеть ими, при этом сохраняя полную ясность рассудка и контроль над собой. Именно поэтому темные феи дрались с наибольшей яростью, подобно воинам-берсеркерам – гнев не уничтожал их, как всех прочих представителей других стихий, а напротив, подпитывал, делал сильнее. После этого становилось понятным, почему немногие решаются бросать вызов феям тьмы. Поэтому после четвертой убитой Дреданоксом феи Океана поняла, что сам тот с боя не уйдет, и, в конце концов, решив проявить инициативу, сама проникла сквозь астральный барьер на арену, заменив тем самым разбушевавшегося товарища по команде.
   Вытолкнутая с арены фея тьмы буквально влетела сквозь подрагивающий подобно водной глади барьер в место, называемое астральным карманом – небольшую комнату, не имеющую потолка, вместо которого над головой открывалось бездонное космическое пространство. Вид стен и пола в точности повторял узор каменных стен и плит используемой для боя арены. Одна стена отсутствовала, и на ее месте располагался тот самый барьер, через который влетел Дреданокс – за ним можно было увидеть то, как продвигается бой.
   Поднявшись с пола, темный демон недовольно рыкнул, тяжело сопя. Он люто ненавидел, когда его отрывали от боя.
  - Ты труп, Океана, - процедил он самому себе.
  - Нечего Океане грозиться, - укоряюще посмотрела на него Витерия, в этот момент по-турецки сидевшая на одном из удобных выступов. - Все правильно она сделала, а то так бы никто и не поучаствовал в бою. Тебя вечно приходится одергивать, чтобы ты вспомнил о ком-то помимо себя.
  - Я имел полное право на то, чтобы расправиться с противником самим, - прорычал Дреданокс, поднимаясь на ноги. Зрачки его глаз сузились, что всегда происходило, стоило ему разозлиться. – Это мог быть МОЙ бой.
  - Сбавь обороты, Дред. Никто не говорил, что этот бой твой. Фея ты вроде неплохая, и боец отличный, только вот характер у тебя паршивый, и в голову время от времени ударяют непонятные и неадекватные мысли.
   Темный демон оскалился. Витерия была достаточно резкой и прямолинейной барышней, поэтому она никогда не боялась высказать Дреданоксу в лицо все то, что она думает о его личностных качествах и поведении, хотя и знала, что с таким типом лучше не пререкаться, ибо в один прекрасный день он может сорваться и перерубить на мясо всех вокруг в радиусе километров пяти. Однако так же хорошо Фея Природы знала то, что как бы порою зол или груб он ни был, Дреданокс готов постоять за свою команду горой. Он всегда с готовностью заменял полуживых товарищей, приходил к ним на выручку во время боя, и наиболее особенным было его отношение к Суэйн. С одной стороны она злила его, как бывает, когда вместе сталкиваются противоположные стихии, но с другой стороны он уважал ее и никогда не вступал в с ней в споры – да и с Суэйн невозможно было разругаться, как ни старайся, ибо любой негатив эта Фея Света отражала подобно зеркалу – ничто не способно было возмутить ее спокойствия. Именно поэтому мягкий и певучий голос сумел утихомирить его гнев и сейчас:
  - Дреданокс, успокойся, пожалуйста. У тебя еще множество боев впереди, тебе негоже растрачивать весь свой запал на столь слабых противников. Береги свою энергию, ее еще будет на кого потратить.
   Темный Демон выдохнул, и его застывшие в напряжении крылья чуть-чуть расслабились. Кулаки медленно разжались. Не сказав ни слова, он опустился на один из выступов, угрюмо уставившись на барьер, за которым простиралась астральная арена. Бой продолжался.

0

18

А дальше??? У меня ментальный зуд от ожидания!!!

0

19

Классный рассказ! Вот только бы хотелось узнать продолжение. Если его не будет, я собственноручно продолжу фанфик :D

0

20

Расроуриха написал(а):

Классный рассказ! Вот только бы хотелось узнать продолжение. Если его не будет, я собственноручно продолжу фанфик


Еще чего! :D

0

21

Но когда продолженька будет?((((

0

22

Расроуриха написал(а):

Но когда продолженька будет?((((


Не будет ее.

+1

23

Почему?  :angry:

0

24

Это гениально! Завидую находчивости и усидчивости.

0

25

я нашла еще одну часть этого фанфа!
(я Драйан но у меня просто не было времени вводить пароль)

0

26

Да, на фикбуке есть еще одна.

0

27

SaRagSkell, не продолжить этот фанф было бы расточительством!

0

28

Замечательно

0


Вы здесь » Zanzarah in you! » Творчество форумчан » Пока не наступит Тишина>>Что могло бы произойти через год...